Черно-белые топонимы Евразии

Черно-белые топонимы Евразии. Кришна был богом всегда.

Уважаемые читатели, с вами новый выпуск рубрики Церебро, предновогодний. Год желтой собаки мы встречаем в черно-белых тонах. И это закономерно, потому что собаки различают цвета не так, как люди. В сетчатке собак колбочки, чувствительные к красному и оранжевому цвету, отсутствуют. Имеются только два типа колбочек, которые воспринимают свет со средней и короткой длинны волны, что соответствует желто-зеленому и сине-фиолетовому диапазонам спектра. Кроме того, сами колбочки у собаки отличаются по строению от человеческих. Это, по-видимому, также обуславливает различие в восприятии цветов. Собаки не в состоянии уловить разницу между зеленым (желто-зеленым) и красным (оранжевым) цветами. Здесь имеет место сходство с восприятием людей с красно-зеленой цветослепотой (дальтонизмом).  Цвет,  воспринимаемый человеком как сине-зеленый, собаке может казаться белым. Зато собаки гораздо лучше человека различают оттенки серого цвета. Так что оттенки жёлтого не каждой собаке доступны, а чёрно-белые вполне. Надеюсь,  собака 2018 наградит за это наш блог процветанием, хотя до её прихода, 17 февраля по китайскому календарю мы собираемся выпустить ещё пару статей.

Возвращаясь к Кришне, как к заявленной теме статьи, хотелось бы уточнить. Друзья, если вы хотите больше узнать про Кришну, то читайте Бхагават Гиту, ну или Махабхарату, последнюю можно ещё и посмотреть в виде индийского сериала, который максимально приближен к тексту. И там почти не поют и не танцуют, что не маловажно. И вообще, если честно, про Кришну в нашей статье будет всего несколько предложений. Но эти несколько строк стоили мне два года жизни, и подарили неимоверную по силе радость открытия, и ощущение сопричастности к этой бесконечной Вселенной. Пора перелистнуть страницу, и начать главу.

Наше исследование написано по мотивам статьи Е.Щербининой и Е.Пайора из последнего Вестника ДНК-генеалогии (№90, 10_12_2017).

Сама статья немного суховата, и в неё вошли не все данные по этому вопросу. Вот мы и решили внести дополнительные сведения, и немного раскрасить научный язык свежими и неожиданными теориями. Итак.

Суть статьи заключается в том, что авторы, разглядывая карту Евразии обнаружили необычно обширные скопления гидронимов с названием Черный/ая и Белый/ая. Сейчас мы вам покажем эти карты.

Чёрно-Белые:

river15

Чёрные:

river17

Белые:

river16

Интерактивная карта.

Естественно возник вопрос, почему так? Случайность ли это, или существует система в расположении этих топонимов, как объяснить значение этих названий, и с каким народом, с какой культурой, с какими миграциями можно связать их распространение. Авторы молодцы, не стали рубить сгоряча, сделали все качественно. Спасибо нашему Е. Пайору. Он из реестра рек РФ взял каждую речушку с черно-белым названием, и сотворил эти карты. Возник вопрос, как считать, по каким областям, городам и весям, чтобы не быть привязанным к современным территориальным единицам? Решение было найдено, по водным бассейнам, как и селились люди древности. После подробного картирования и всех подсчётов стало понятно, что система существует. Для её доказательства, возможно впервые в топонимике, был применён так называемый коэффициент частоты, показатель системности. Если формулы и расчёты интересуют, см. источник. Система проявила себя в том, что если в определённом водном бассейне есть Черные реки, то есть и Белые, причём в соотношении 3:1 ( приблизительно на три Чёрные реки — одна Белая).  Статистика по бассейнам рек (Кч — коэффициент частоты, фактически означает уровень концентрации «черных» и «белых» рек в речных бассейнах. Высокий Кч исключает случайное наименование рек. Для примера, пять «черных» рек из тысячи в речном бассейне могли быть названы случайно. Пять «черных» рек из двадцати в речном бассейне показывают важность этих названий для местного населения):

По Чёрным рекам :

1.Нарва — Кч=0,045

2.Балтийский бассейновый округ-Кч=0,021

3.Нева —  Кч=0,017

4.Бассейн междуречья Терека и Волги — Кч=0,017

5.Мезень — Кч=0,016

6.Верхняя Волга без бассейна Оки — Кч=0,014.

7.Бассейны рек Кольского по-ва и Карелии, впадающие в Белое м.- Кч=0,014

8.Междуречье Печоры-Мезени, вп. в Баренцово м. — Кч=0,012

10.Кама — Кч=0,011

11.Ока — Кч=0,010

 

По Белым рекам:

1.Бассейны рек Кольского по-ва и Карелии, впадающие в Белое м. — Кч=0,08

2.Междуречье Терека и Волги — Кч=0,08

3.Терек — Кч=0,06

4.Западно-каспийский б.округ — Кч=0,06

5.Кубань,Кама,Верхн. Волга без б. Оки — Кч=0,05

6.Печора — Кч=0,03

7.Мезень — Кч=0,02

Из расчётов видна концентрация «черных» и «белых» гидронимов в определенных речных бассеинах. Это оказался Русский Север, Поволжье и Сибирь. Сибирь в интерпретации не участвовала, ниже будет понятно почему. Всего в 11 бассейнах из 78 присутствуют только Черные реки (14 %), и только в 7 из 78 только Белые (9%). Здесь надо учитывать, что территориальные административные единицы не учтены в статистике, то есть например Кубань и Терек (где присутствуют по одной Белой реке), могли входить в единую зону проживания, например в р-не Нальчика и Владикавказа (См. карту), где присутствуют и Черные реки соответственно. Все остальные только Белые бассейны, а именно: Анадыро-Калымский, Ангара, Индигирка и б. Чукотского моря, можно исключить из последующей интерпретации, как регионы позднего славянского расселения.

Добрались до главной сути, причём тут славянское расселение? Притом, что лингвисты и топонимисты  надёжно связывают данные названия именно со славянским языком. Это и подтверждает карта РФ (Форманты на -ае-ое –оз.Белое, Черное, в т.числе р-он Днепра и Остра ; река Белая, Чёрная; древний славянский словообразовательный суффикс -ица- Белица, Черница, и др.-Чернея, Чернейка, Черногрязка, Белица, Беличок; и др).

А что в Европе? В Европе тоже полно скоплений черно-белых топонимов, особенно на территории расселения славян, но и не только. Как не только? Значит надежное соотнесение к славянским языкам не такое уж и надежное? Европа считается наиболее  изученным регионом. И даже при беглом обзоре работ по топонимике Европы, бросается в глаза факт, что Черные и Белые названия встречаются там, где славяне никогда не жили. Это первое, а второе,  вполне просматриваются народы, которые эти два топонима использовали. Их немного, точнее мало, ещё точнее это кельты. Практически все бело- черные топонимы как Западной, так и части Восточной Европы кельтского происхождения. Например: Вена (Vindobona – «белый город»), Лион (lucodunus – «светлая гора»), Калабрия (kal – «белый»), Темза (*tames — темная), Дублин («черный омут»), нынешний Белград (Сербия) — это Sugi-dunum, итд.

В небольшом количестве германского (вайс – «белый», Шварц – «черный» Вайсенбург, Вайсенфельс, Шварцвальд, Шварценбек; в Швейцарии-Шварценэнг – «черный край»), и еще меньше балтских языков. А так же албанский — барде (белый), зи (черный), ри (новый), возможно иллирийская основа; блан (белый) во Франции, и  плато Морван от кельтского морван (черный);

Ну, германцы с балтами понятно, ещё куда ни шло. При желании можно опуститься в глубины лингвистических деревьев, и найти общие корни для этих ветвей. Корни для кельтских и славянских будут намного глубже. Так кто у кого своровал черно-белые топонимы? И что они обозначали. Почему мы, славяне, по прошествии всего 4 веков после заселения Сибири, задаём сейчас этот вопрос. Для начала, чтобы не запутаться в вопросах, давайте всё же определимся с надежностью. Так можно ли считать эти названия для территории РФ надежно славянскими? Ответ да, можно.

Но на территории Европы надо разбирать каждое отдельно взятое название. Например,  молизские славяне южной Италии (В. Макушев «О славянах Молизского графства в Южной Италии, 1870г.»), о которых нам известно не так много, тоже использовали черные и белые название для своих топонимов, НО, судя по недалеко лежащему Новограду, возможно  кельтского происхождения, мы можем подозревать, что первый пласт черных и белых гидронимов могли дать и кельты, а славяне переделали их на свой лад, оставив значение неизменным. Говоря о черно-белых топонимах балтского происхождения. Нам известно три название крупного гидрообъекта восточной Европы балтского и условно-балтского происхождения. Точнее его дали люди, проживающие на Балтике  в широком смысле, в дославянские времена. Это Балтийское море (от baltas – «белый»), и две реки, Эльба и Эльда. Мы точно знаем, что значение Эльбы белая, светлая.  Мы будем говорить про Эльбу, подразумевая и Эльду тоже, потому что корень они имеют общий, и я подозреваю, что это были две мифологические сестры, ну или семантические сестры, так будет правильнее. Если обратиться к Германике Тацита, там мы найдём подтверждение к обожествлению женского пола у северных европейцев.

«Ведь германцы считают, что в женщинах есть нечто священное и что им присущ пророческий дар, и они не оставляют без внимания подаваемые ими советы и не пренебрегают их прорицаниями. В правление божественного Веспасиана мы видели среди них Веледу, долгое время почитавшуюся большинством как божество; да и в древности они поклонялись Альбруне и многим другим, и отнюдь не из лести и не для того, чтобы впоследствии сделать из них богинь». Подобное восприятие мира было свойственно и кельтам. Видимо это общая североевропейская традиция конца 1 тыс до н.э. Да и Альбруна  очень подходит к  сегодняшней теме. Название рек женского рода, это отдельное обширное рассуждение  для другой статьи, сейчас мы подробно не будем  касаться этого вопроса.

Сейчас Эльда впадает в Эльбу.

river18

Сейчас она впадает в Эльбу, протекая прямо через Дёмитц (Müritz-Elde-Wasserstraße), более же древнее место впадения было в районе местечка Seedorf, немного восточнее Дёмитца ( Alte Elde ) .

Посмотрим, что говорят про этимологию Эльбы словари. «Чешское и немецкое названия реки  Эльба, имеют, очевидно, общее происхождение (См. ниже). В античности греки, кельты и римляне называли реку Albis, а древние германцы — Albia. Эти имена созвучны с латинским прилагательным albus (светлый). Более вероятным представляется происхождение названия Эльбы от индоевропейского корня «albho-» (белый, светлый). Такое название можно сопоставить с галльскими названиями рек Albis (современная Aube), что значит «белая вода», или Dubis — «чёрная вода»». Тот же дуалистических комплекс, как у славян (прим. автора)

Самая большая проблема этой реки в том, что лингвисты до сих пор не знают,  на каком языке она названа. Это не германские языки точно, а вот какие именно, пока не известно. Есть два основных варианта, первый –балтские языки, а второе- неизвестный ИЕ язык, не доживший до современности. Интересно описание эстиев Тацитом, которого часто обвиняют в некомпетентности.  «Что касается правого побережья Свебского моря, то здесь им омываются земли, на которых живут племена эстиев, обычаи и облик которых такие же, как у свебов, а язык — ближе к британскому. Эстии поклоняются праматери богов и как отличительный знак своего культа носят на себе изображения вепрей; они им заменяют оружие и оберегают чтящих богиню даже в гуще врагов».

Ближе к британскому язык эстиев был приблизительно к 100 веку нашей эры по версии Тацита. Только через 600 лет язык людей,  живущих на этой территории станет балтским, родственным славянским, либо эстонским-угорским. И хотя эстии Тацита находятся далековато от Эльбы, вполне разумно предположить на территории Европы очаг языка, индоевропейского, пусть даже похожего на британский, одному из кельтской группы. Тем более  что именно кельты имели традицию черно-белых названий. Возможно,  более поздние насельники полабья просто подвели кельтское название под свой язык. Карта построенная по описаниям Тацита. Река Эльба (Альбис) помечена красным.

Elba

Точно так же поступили славяне в 6 веке н.э. Они назвали Эльбу Лабой, но современная лингвистика не готова предоставить нам этимологию этого слова. А мы готовы. Наша бригада поисковиков хорошо постаралась, и нашла тонкую ниточку из однокоренных к «Лабе» слов. Мы вам конечно же расскажем сейчас про это. Но не будучи лингвистами, нам пришлось воспользоваться гением О.Н.Трубачёва. Этот гимн в его честь.

Начнём с того, что само по себе славянское слово Лаба достаточно созвучно ИЕ названию Эльба, и есть основания думать, что и значение его тоже не изменилось. Следуя этой логике, мы ищем слова, так или иначе связанные с белым цветом. Из словаря Даля, где Лаба — немецкая закваска, для створоженья молока, из желудка (сычуга) теленка. Не совсем то, что нужно, но радует само отнесение к молоку, белому продукту. Молочные реки, кисельные берега. Это немецкий, а  хотелось бы быть поближе к славянским. В славянских такое слово тоже нашлось, точнее даже два слова. Это лебедь и лебеда, белая птица и белое растение. Сейчас мы покажем вырезки из Этимологического  словаря славянских языков под редакцией О.Н.Трубачёва.

river01

В самке лебедя уже отчётливо видна корневая гласная а:

river02

И вот самый замечательный вариант из сербохорватского диалектного:

river03

Если бы перед этим гениальным лингвистом при данном этимологическом расследовании стояла задача с Лабой, он бы несомненно её решил. Он проявил осторожность, как любой профессионал, но  мы, слава богу,  лишены этой необходимости. Мы составляем остов версии, над которой придётся попотеть специалистам. Полабских языков было несколько,  до нас дошёл лишь один из вариантов диалекта. Сербохорватское Лаб и полабскую Лабу ещё придётся связать между собой, но семантическая связь, как и  фонетическая здесь налицо. Далее работа за лингвистами, мы свою сделали. Пусть в рабочей версии славянская река Лаба побудет лебёдушкой, либо богиней с лебединой внешностью, до полного лингвистического разбора, если таковой вообще возможен, учитывая наличие вымерших диалектов. Но в любом случае понятно, что данный корень тесно связан с белым цветом, а название Лаба имя собственное.

В этой связи хочу упомянуть ещё об одной легендарной истории. Сразу оговорюсь, это чисто авторская версия, она кроме интуиции ни на чём не основывается, но и ничему не противоречит. Наверно каждый знает сказание о трех братьях, Кие, Щеке, Хориве (Кие, Чехе, Хорвате), отце их Орее, и сестре их Лыбиди. Если в этом повествовании и подразумевался рассказ о союзе некоторых славянских племён, то по моей лично версии роль Лыбиди играла река Лаба, и населяющие её племена, полабы. Подтвердить мне эту версию пока нечем, если только лингвисты не подтвердят лебяжье название Эльбы.  И  наличие в сербохорватском языке  слова Лаб, лебедь, если оно реально существовало, склоняет чащу весов в мою пользу. Эльде кстати не повезло, её название так и осталось индоевропейским, не славянским. А нам пора вернуться на Русскую Равнину, к нашим родным, чёрно-белым топонимам.

Слава Богу, здесь всё не так запутанно, наши чёрно-белые топонимы исконно славянские. А какими они были до прихода славян, мы уже никогда не узнаем.

Подводя итоги по географическому показателю и лингвистическому, можно сказать, что два этноса, и две языковые группы давали топонимам название Черный/ая и Белый/ая от Швейцарии до Сибири. Это славяне и кельты. Германских и балтских названий очень мало, статистически они не значимы, скандинавских я вообще не нашла ни одного. Итак, кто у кого своровал черно-белый принцип названия топонимов? Кельты вроде как постарше славян на исторической сцене, поэтому целесообразнее думать, что они родоначальники этого процесса. Но нельзя исключать  вариант, что подобная традиция возникла независимо у тех и других. Так же независимо возникла традиция и «Новоградов». Кто не знаком с темой, скажем, что название Новоград можно считать кельтской визитной карточкой в Европе, так же как и славянской на Русской Равнине ( кельтское наименование Noviomagus, состоящее из двух кельтских слов: прилагательного, обозначающего «новый», и magos (ирландское magh) — «поле, равнина». В древности было известно девять мест с таким названием. Шесть из них находились во Франции, среди них нынешний Нуайон на Уазе, Нижон в Воже, Нюон в Дроме. За пределами Франции можно назвать Нимеж в Бельгии и Неймеген в долине Рейна. Для европейских топонимов типичным является также кельтский элемент «dunum» — «крепость», «замок», и по сей день нередко встречающийся в названиях местностей Ирландии и Шотландии: Дандолк, Данробин и др.. Его часто можно обнаружить во французских топонимах: Lug-dunum (Лион), Viro-dunum (Верден). В Швейцарии нужно назвать Minno-dunum (Моудон), Eburo-dunum (Ивердон); в Нидерландах название города Лейден восходит опять-таки к Lug — dunum)). А так же этим приемом пользовались греки, и финикийцы: Карфаген. Этот город-государство был основан в 825 г. до н.э. в Северной Африке.  Его название означало «новый город».

Готовы ли мы прямо сейчас предложить какое- то решение для данной проблемы? Пока нет, но ничего не мешает нам поближе рассмотреть кельто-славянские связи. И чтобы не выглядеть «жесткими альтернативщиками», сошлёмся на авторитетного человека. Эти связи подробно рассматривает В.В.Седов в своей работе «Славяне древности», 1994. Посмотрим главу Славяне и кельты:

«- Уже в начале III в. до н.э. какая-то часть кельтов пересекла Судеты и, оторвавшись от основного массива, поселилась на плодородных землях Силезии. Во II в. до н.э. еще одна группа кельтов перешла Карпаты и, разделившись на две части, осела в Силезии среди ранее пришедшего сюда кельтского населения, а также заняла области верхнего течения Вислы. Это кельтское население уже в III в. до н.э. пришло в непосредственное соприкосновение со славянами. Начинается период активного кельто-славянского взаимодействия, оставившего мощный пласт в культуре славян».

river04

«Польские археологи исследовали и демографический аспект кельтского расселения. Согласно З. Вожняку, на рубеже III и II вв. до н.э. в Силезии в регионе Вроцлава Проживало около 5000 кельтов. Исследователи полагают, что в Малопольше в среднем латене насчитывалось около 3000 кельтов, а в позднем латене число их достигало 5500.»

Можете себе представить? Но нас интересуют подробности, датировки, названия археологических культур, и тд. Смотрим дальше:

«Между кельтами, осевшими в Силезии и Малопольше, и их северными соседями — славянами — очень скоро налаживаются тесные контакты. Свидетельствами их является большое число кельтских предметов, обнаруженных на поселениях и могильниках культуры подклешевых погребений. Это бронзовые фибулы, в том числе весьма характерные для кельтского мира духцовского и мюнсингенского типов, браслеты с полушаровцдными утолщениями, браслеты, украшенные тройными шишечками, поясные принадлежности, наконечники копий латенского облика, железные топоры с четырехгранной втулкой. Первые кельтские находки в памятниках культуры подклешевых погребений датируются IV— III вв. до н.э. К III—II вв. до н.э. относятся находки в ареале этой культуры золотых и серебряных кельтских монет. В одном из захоронений могильника Варшава-Жеранка найден кельтский меч. Наиболее сильное кельтское воздействие на развитие культуры подклешевых погребений приходится на II в. до н.э. Оно становится настолько активным и определяющим, что эта культура в конце II столетия трансформируется в новую, получившую название пшеворской (по большому исследованному раскопками еще в начале XX в. могильнику близ г. Пшеворска на юго-востоке Польши). Сложение этой культуры сопровождалось не только внешним воздействием, но и инфильтрацией какой-то части кельтского населения в области расселения славян. Нельзя не согласиться с К. Годловским, утверждающим, что пшеворская культура прежде всего появилась в регионах, подвергшихся наибольшему влиянию латенской культуры со стороны кельтов, тогда как в местностях, не затронутых этим воздействием, еще продолжали функционировать поселения и могильники культур подклешевых погребений и поморской».

Латенская культура поразила всю Европу своей прогрессивной металлургией. Не могу сказать, что славяне стали её восприёмниками, но тесное соседство отразилось на многом. На языке например, мы видим заимствования из кельтских в славянские. Есть несколько лингвистических работ на эту тему, в списке литературы можно будет увидеть одну из них (М. Н. Саенко, 2015; Ю.Покорный у Седова). В проекте Вавилонская башня мы видим 187 изоглосс между кельто-италийскими и балто-славянскими языками против 34 германо-кельто-италийских, 96 германо-балто-славянских и 45 корней, общих для балто-славянских и индо-иранских групп. В счет не брались корни, относящиеся к общеиндоевропейской базовой лексике, что вошли в языки разных ветвей независимо. Большая часть изоглосс с кельто-италийскими языками (если не все) восходит к весьма древним временам, как можно судить из их семантики и фонологии. Попытки объяснить их контактами эпохи позднего Рима выглядят малоубедительными (Клёсов А. А., 2009).

Кстати кельты жили в неукрепленных поселениях в вышеназванных местах, что показывает отсутствие внешних врагов, и подразумевает контакты с соседями мирного характера. К заимствованиям культурного плана мы можем отнести и традицию цветных, сакральных наименований для топонимов, и Новограды. Мы можем предположить календарные заимствования славянами лунно-солнечного кельтского календаря (см. календарь из Колиньи в основной статье). По крайней мере, германцы, а позднее и скандинавы им пользовались. Если говорить об общих, североевропейских культурных традициях, то нельзя недооценивать значение календаря в жизни племенной единицы.

Мы можем предположить и заимствование некоторых теологических единиц. Я давно размышляла  над тем, что кельтский бог Дагда, добрый, который считается родоначальником некоторых ирландских племен, через богиню Дану, свою дочь (она же Бригит-Brigindo, Brigantia,см Т. Роллестон), вполне мог бы быть братом славянскому Дажбогу. И каково же было моё удивление, когда я решила всё-таки посмотреть, что известно по данному вопросу, и нашла себе сообщников среди профессионалов. В. П.  Калыгин и  В. Блажек,  независимо друг от друга предположили связь между древнерусским Дажьбогом,  и древнеирландским Дагдой, так как эти божества весьма схожи между собой и по функциям, и по именам. Имя Дагда восходит к пракельт. *dago-dēvo «хороший бог» (в смысле совершенства, полноты). На славянской почве под иранским влиянием произошла замена исконно-индоевропейской части -dēvo на иранское baga (вероятно, подобное произошло и с теонимом Стрибог) и уже упомянутое смягчение на русской почве. Однако В. П. Калыгин считает теоним Дажьбог индоевропейским наследием, тогда как В. Блажек полагает, что имело место кельтское заимствование в славянский язык (Википедия).

Тут мы опять приходим к двум вариантам,  заимствованию, либо  «исходности». Если опять обратится к истории развития языков и культур, то для кельтской культуры Гальштад идут датировки 900-400 л до н.э. (Мурадова, 2010). Существование пракельтского языка  датируется 1000-500 гг. до н.э. [Adams, Mallory, 1997: 96].  Но, по дереву Грея и Аткинсона, усовершенствованному  И. Л. Рожанским (См. основную статью), предковые для славянских и старопрусских языки начали расходиться тогда же, когда разошлись предки «вельш и олд ириш». И случилось это 3500 л.н., то есть в середине 2 тыс. до н.э.

river05

Это уводит нас в шнуровую общность, которая на данной территории сыграла роль «праматери» для большинства  в том числе и современных этносов. По палео ДНК все образцы из Литвы-Латвии принадлежат гг R1a, причём обнаруженный снип Z282 характерен для многих будущих славян. А на территории современной Германии по палео-ДНК, есть единичный «эрбин», характерный современный западноевропеец. Это говорит  о том, что не всегда корректно (а чаще никогда, за редким исключением) связывать конкретные этносы и археологические культуры. Тем более что касается такой большой и разноплановой общности,  как шнуровая. С другой стороны именно в её бытность мы можем полагать сложение общих для севера Европы культурно-религиозных связей и закладывание лингвистических основ. Пока ещё нет ни кельтов, ни германцев, ни славян, но уже часть шнуровиков ушла в Скандинавию, и навсегда осталась там, позволив нам в её современных жителях обнаружить те древние субклады. А часть навсегда осталась  на территории Литвы и Латвии. Часть ушла на РР, став фатьяновцами. Часть осела на Карпатах и на территории современной Германии, и по Дунаю. Именно на этих территориях спустя полторы тысячи лет мы видим кельтов, германцев и эстиев Тацита, именно оттуда начнётся расселение славянских племён по Европе, заставив всех удивиться их многочисленности. Циркумбалтийская культура раннего средневековья образовалась не на пустом месте. Она имела под собой очень древнюю основу. Именно в шнуровые времена предки кельтов имели единственный шанс впитать в себя многочисленные элементы культуры ариев (См. Мурадова). Если честно, я всегда с недоверием относилась к вопросам сходства кельтов и ариев. Казалось бы, кентум и сатем, эрбины и R1a, что может быть общего. Мне казалось это просто модным течением современности, везде видеть культурный след ариев. Но прочитав «Мабиногион» (древние валлийские легенды: Белая книга Риддериха и Красная книга Хергеста; цвет-касты? См. Мурадова. Прим. автора),  мне пришлось признать свою неправоту. Мне пока сложно представить непосредственное заимствование, скорее правильнее говорить опять же об общих традициях, распространённых в среде соседствующих племён, которые как губка впитывали разные инновации такого ещё молодого ИЕ языка. Вот теперь мы плавно подошли к основному вопросу статьи, а именно этимологии слов Чёрный и Белый. Ниже мы представим очень древний семантический ряд слов в славянских языках, из этимологического словаря Трубачева. Он показывает, каким образом формировались многослойные понятия, особенно это касается сакральных элементов. Например, в индийской мифологии слово Шани обозначало:

1 значение медленно, постепенно;

2 планету Сатурн

3 день недели субботу

4 бог, властелин кармы, отсюда раздающий плоды кармы и карающий.

Точно так же как индийские локопалы отвечали кроме своих основных функций и за стороны света. Видимо это древняя ИЕ традиция, посмотрим как она складывалась. Следите внимательно:

Из слова кривой образовалось слово левый, причем в оппозиции правый: левый = прямой: кривой

river06

Слово кривой образовалось из более древнего ИЕ корня крутить-гнуть

river07

Причем существует ещё одно слово из того же производного, это крыло,

river08

, то есть крыло, а из него глагол, движение по кругу ( см основную статью).

river09

Подводя промежуточный итог скажем, что слова левый, кривой, летать, кружить, отсюда движение по кругу одного этимологического звена, причём левый идёт с негативной окраской, в оппозиции к правому, прямому и правильному (см. у Трубачёва). То есть движение, в том числе круговое в направлении лево было не правильным в каком-то аспекте. Далее будет понятно, в каком именно. Пока всё понятно и логично, и вот здесь начинают мелькать слово север и слово чёрный. Само слово север достаточно молодое, если можно так выразиться, но своими семантическими связями оно тоже вплотную подходит к слову левый, налево. Посмотрим ссылку Трубачёва:

Гипотезу о связи балто-слав. названий севера с и.-е. *seu- «левый» см. у Эрхарта (SPFFBU, 6 (А 5), стр. 5 и сл. – Т.] Этимологический словарь русского языка. — М.: Прогресс М. Р. Фасмер 1964—1973.

В литературе имеется ещё несколько указаний на подобную связь. Когда движение налево обозначало движение на север. Движение налево на север весьма прозрачно просматривается, если связать его с движением солнца по небосводу, смотря лицом на восток. С восхода на запад, проходя наш, «видимый» мир, это движение направо, то есть правильное. Налево солнце проходит с запада на восток по «невидимому миру», и это не правильное движение, левое, кривое. Мы не знаем как северные индоевропейцы оценивали движение солнца в ночное время, поэтому просто скажем, что солнце так не движется.

Но и это ещё не всё. Ещё существует привязка частей света с цветовыми значениями. Например Черная, Белая и Червонная Русь, а так же  например в индуизме, Кубера обозначал и север и черный цвет, так же как и Вишну (см. цвета храмов в основной статье). Итак далее, в мировых культурах примеров достаточно. И тут начинается самое интересное, посмотрим слово чёрный в славянских. Оказывается это слово общеславянское, и не имеет предкового исходника на уровне пра языков.

river10

И Трубачёв считает, что такая ситуация сложилась из-за табуистического запрета на произношение этого слова. Слово со значением ночь, холод, болезни, плохая погода, холодно, всевозможные бедствия для рода людского, конечно могло быть табуировано. Возникает вопрос, в славянских языках это слово является тем самым, исходным — табуированным? Или это уже совершенно другое слово с сохранением значения. Если проще говорить, какое слово скрывали предки славян, а может быть и все северные европейцы?

river11

Так же как и животное медведь, которое было табуировано у многих народов, дошло до нас в значении поедающий мёд. Исходное слово, обозначающего этого зверя мы не знаем. Знаем Мишку, Потапыча, и.т.д. Так же и с чёрным цветом. Мы видим возникновение общеславянского слова не ранее середины 1 тыс до н.э., а что было до этого? Но всё же тонкий след у нас есть, для того, чтобы строить предположения. Есть ещё один народ, который сохранил для нас однокоренное славянскому слово со значением чёрный. Но тут вся соль именно в датировках. Этот таинственный народ разошёлся с генетическими предками славян 5500 тысяч лет назад. Мы ничего не знаем про язык того времени, и поэтому  ещё раз взглянем на дерево Грея и Аткинсона. В этих промежутках выделилась вся линия северных европейцев, от готов-германцев, латинско- кельтских, арийских,  до славян. То есть на уровне 5000-5500 лет назад, скорее всего носители этих предковых диалектов могли понимать друг друга, пусть даже относительно. Не будем строить глобальных теорий, тут даже профессиональные палео- лингвисты не так много могут сказать. Наше наблюдение в том, что два народа, когда то давно имеющие общих генетических предков  (гг R1a, субклад Z645), и скорее всего имеющие родственные языки, потому что они и сейчас родственные, имели в своём словарном запасе слово, обозначающее как минимум черный цвет, и возможно северное направление, благодаря чему оно и было табуировано. И скорее всего, мы бы никогда не узнали об этом, если бы один из этих народов, а это были арии, не сохраняли свои предания в устной, а потом и письменной фиксации. И смотрите какое совпадение. Общеславянское слово «Чры», чёрный, возникает не ранее середины-конца 1 тыс. до н.э. А у индоариев в середине-конце 1 тыс. до н.э. возникает бог Кришна, с таким же значением и такое же фонетикой. Вернёмся к Трубачёву:

river12

Вот и нам любопытен. Опять же Трубачёва можно понять, он не историк, и не знаком с ДНК-генеалогией. Ему такие связи, между славянским словом, и древнеиндийским надо показывать очень осторожно. Мало кто поймёт. Но мы поняли как надо. Говорить о том, что формирование данного слова шло в одном гнезде вполне допустимо. И поверьте мне, я не большой любитель альтернативной истории. Важнее другое, что в индийских ведах ранних этапов нет слова Кришна. Оно появляется как бы внезапно, и уже в значении бога, и забытой и не понятной привязке к черному цвету. Опять же не так уж она и забыта, привязка к цвету, если неотделимый от Кришны, его ученик Арджуна, существует со значением светлый, белый, серебряный. Связь Кришны с Арждуной намного глубже, их часто называют два Кришны, а сам «черный бог»  открывает ученику, что в прошлых жизнях они были двумя божественными  мудрецами Нарой и Нараяной. Здесь очень важно именно сохранение в индуизме этой дуалистической системы черное — белое. Она возникает как бы ниоткуда, в виде новой религии кришнаизма (точнее нового течения внутри вайшнавизма), основанной на таких индуистких текстах, как «Бхагавата-пурана» и «Бхагавад-гита». И происходит это, по мнению исследователей за пару веков до новой эры. А где же следы Кришны в более древних текстах вед? Если мы полагаем, что он пришёл вместе с ариями из Европы? Для начала скажем, что его следы там никто не искал. Во вторых, мы знаем как минимум о двух брахманских редакциях Махабхараты. Ничего точнее я вам сказать не могу на данном этапе. Кроме того, что, скорее всего это имя было табуировано, так же как и у предков славян.

Единственный вывод из всего этого состоит в том, что мы не можем данный корень «кры-чры» считать молодым, или славянским нововведением. Историю изучения данного вопроса надо начинать заново. Кроме указаний Трубачева на то, что это любопытный факт, и критики этого факта другими лингвистами, у нас пока ничего нет. И не думаю, что скоро будет, потому что начинать надо с изучения Вед, и искать там древние следы Кришны. Это пожелание к индийским специалистам по ведическим текстам. Ну и мы будем держать ухо в остро. Средневековая славянская дуалистическая система Чернобог-Белобог, о функции которых мы фактически ничего не знаем, и индийская подобная система Кришна-Арджуна, о которой мы знаем много чего, но в рамке относительно новой религии, слишком похожа, чтобы закрывать на это глаза. Что я вкладываю в смысл слова похожи. Я категорически не имею в виду прямое заимствование на уровне 5000-5500 л.н. Хотя теоретически ему ничего не мешает быть. Предки народов общие, язык одной группы. Но это было слишком давно. В итоге сложились языки, которые разошлись очень далеко друг от друга, образовались культуры, разноплановые и не похожие друг на друга, немаловажную роль играет и климатические условия, диаметрально противоположные, которые имеют большое влияние на мировоззренческие  устои общества. Я выскажу свою теорию, которую безусловно надо проверять и подтверждать, так как изучение данного вопроса находится ещё в зачатке. Общее звено между кришнаизмом и славянским язычеством? Это в первую очередь система понятий, которую содержал предковый, ИЕ корень (возможно даже ПИЕ) со значением черный. Как именно он звучал, Кры, или Кер, или Чър, мы не знаем. Я не лингвист, озвучу ещё раз, дабы моё простодушное написание древних корней не вызывало критику. Я думаю, что и продвинутые палеолингвисты затруднятся ответить на это вопрос на данном развитии лингвистики. Мы можем пока полагать что он был, и попытаться спрогнозировать его семантику. А она, скорее всего была связана с календарными, и как вытекающими отсюда географическими форматами. И кельтский календарь из Колиньи нам очень помогает в этом вопросе. День и ночь действительно были первыми понятиями, которые людям пришлось «окрасить» в цвета, и предать им сакральность. Год, поделённый на две половины, чёрную и белую, и сутки начинающиеся с ночи, лунно-солнечный календарь — вот основа будущего индуизма и мифологически-культурных аспектов кельто-германских-славянских народов и языков. Людей, которые через несколько тысячелетий станут вышеперечисленными этносами. Если мы подумаем, что подтолкнуло Тилака считать обнаруженные им свидетельства признаками полярных климатических зон, то вероятнее всего, это именно следы европейского лунно-солнечного календаря. Про которые он не знал. Признать, что предки ариев обитали в приполярных широтах, мы пока не имеем исторических данных для этого. Арии которых мы знаем, были южанами, путь миграции их достоверно прослежен. Будущие арии  предкового субклада  Z645, находясь в Европе и на РР в потаповской или андроновской среде не заходили в настолько северные широты. Говорить, что белые ночи Вологодского района, которые могли наблюдать фатьяновцы, могли быть приняты ариями за поляную ночь — не очень корректно. Речь идёт о годе, поделенном на 2 половины, а не 30 дней белых ночей. Наши предки выражались вполне конкретно. Да и фатьяновцы в Индию не приходили, и к формированию Вед не имели отношения. Ничего не указывает на то, что арии могли жить в полярных широтах. Теории о том, что на уровне предковой гг R1 (24 тыс. л.н.), либо R, её носители жили на полюсе, я даже не хочу обсуждать. Сохранять 25 тысяч лет воспоминания, которые могли запечатлеться в каких-то ностратических языках, а сейчас и существование таких языков ставят под сомнение, и сохранить эти знания именно в ИЕ звене, которое сформировалось на 20 тысяч лет позже, слишком нереально. Опять же Сибирь это не полярная зона. Когда найдём предков для гг R1a в полярных широтах, тогда и можно будет обсуждать хоть что то, пока нет ничего. Поэтому я считаю, что Тилак принял сведения о северно-европейских календарных делениях за признаки полярной ночи и дня. Вот это более вероятный сценарий. Так же как в Авесте мы встречаем похожие указания на год, поделенный надвое.

Другой вопрос, откуда в кельтском, а так же в германском, скандинавском, и возможно в славянском календаре подобные традиции взялись? Север Европы. Боязнь Севера как понятия, табуирование его. Конечно очень хочется предположить, что это переработанный на современный для кельтов манер, какой то очень древний календарь коренных европейцев, переживших эру ледников. Где взять доказательства для подобной теории? Пока не представляю.  Такой вариант выглядит гораздо логичнее, чем полярная прародина ариев. На самом деле, я очень люблю Тилака, и все его расчёты мне кажутся вполне убедительными. Просто он ошибся с исходной точкой. Да так ли уж и ошибся? Если в северном европейском календаре времён исхода ариев с Европы, который гораздо позже достался кельтам в наследство, имелись некоторые данные на полярные условия, Тилак вполне мог подобные следы увидеть. В этом нет ничего невероятного. Последние ледники покинули Европейские широты 11-10 тыс. л.н. И мы знаем что эти места населяли древние европейцы гг I, J, G. И кстати, мы знаем одного очень древнего эрбина-итальянца, и парочку помоложе прибалтов. Я не знаю, где именно в те времена находилась приполярная зона, но сейчас это можно легко рассчитать (не знаю, насколько погрешности в палеоклиматологии  велики или малы). Не важно, на каком языке разговаривали носители выше указанных гаплогрупп. Новые насельники Европы, хлынувшие 9 -7 тыс л.н. с Азии, очень многое переняли у них. Ну и своего принесли. Так что если составить карту приполярных районов Европы, посмотреть зону отступающей тундры по флоре, и посмотреть по палео-днк какие люди обитали в тех районах, уже можно попытаться представить, каким был их календарь. Арии покинули Европу 5000-5500 л.н., ледники 11000. Это не такая разительная временная разница, как между предковыми гаплогруппами из Сибири. Итак, сформулируем нашу теорию кратко.

В ИЕ языках севера Европы, слово чёрный, чернота, складывалось в рамках дуалистическиой системы чёрно-белое, изначально как географически-календарный термин. Оно обозначало север-ночь, и было табуировано по причине негативной составляющей. Именно в таком виде оно и было зафиксировано в арийских языках, точнее в древне-индийском. Образ Кришны перестаёт быть табуированным в конце 1 тысячелетия до н.э., в связи с чем возникает новая религия бога Кришны. В то же время запрет на произношение перестаёт быть актуальным и у предков славян. Возникающее слово черный, чернота уже общеславянское, но так же связано и с географическим понятием север, и несёт теологические функции в виде Чернобог- Белобог, а так же оппозиции лево-право, кривь- правь (см. Трубачев).

river13

Версия ещё одного исследователя по поводу связи образования слово север с понятием черный. А.В. Подосинов (1999, 371), указывают на возможность связи слова «север» с цветовыми обозначениями, прежде всего с черным цветом. По этой теории в слав. Север представлен и.-е. корень *s er- ‘darken (either by making red or black)’ (Mallory & Adams 1997, 147; ср. Bailey 1976, Pokorny 1989, 1052 — *sordo-s ‘schwarz, schmutzfarben’, Watkins 1985, 68 swordo-).

Коротко у нас видимо никогда не получится.

Кришна тоже далеко не однозначный персонаж, если воспринимать его с позиции добра и зла. Он пришёл на Землю как аватар Вишну, для того, чтобы стереть с лица весь арийский род, как не исполняющих дхарму, то есть грешников, и поставить новую, неродственную династию. Так что можно считать Кришну не только богом, но и первым генетиком, которых хорошо понимал что такое Y-хромосома и генетическое наследование по мужской линии. Это шутка сейчас была.

Вернёмся к европейскому календарю. Именно деление года на две половины, светлую и темную, и деление суток с ночи, и принял Тилак за полярные условия. Хотя возможно он был и прав, если полярные условия Европы времён ледников и были исходнымим данными при составлении северно-европейского календаря. Данный календарь мы находим письменно зафиксированным у кельтов. А так же у перенявших его у вышесказанных кельтов, германцев, скандинавов, и вероятнее всего, и славян. На данный момент все наши знания по данному вопросу укладываются в эти рамки.

Вернёмся к топонимам. Происхождение слова белый, как ПИЕ корня очень древнее. Не знаю, если механизмы, которые способны посчитать время его образования. Это основа основ ПИЕ языка, возможно такая же древняя, как слово еда, пища, или нападать-обороняться. Однажды жрец, либо вождь какого то племени встал на заре, поприветствовал восходящее солнце, и сказал Бхе! Со значением белый день, свет. Его племя запомнило это слово. Затем они распространили это значение на белое дерево- берёзу, белую траву лебеду, белую птицу-лебедя, и так далее, и тому подобное. А потом этот жрец-вождь принялся за составление календаря и определений частей света. Этот семантический ряд, как уже сказали слишком древний, чтобы хорошо просматриваться в современных языках. Трубачёв однозначно связал его с понятием запад, белый-запад. Я не нашла эту работу, только ссылки у него же. А ещё он же выявил очень интересную связь ИЕ корня «говорить» с др. индийским «светить» (См. основную статью). Было время, когда светить и говорить обозначало одно и тоже, поразительная древность. Выводы авторов основной статьи:

-Исходя из наличия оппозиции,  мы можем предложить цепочку для понятий «левый»- «кривой» — «говорить неправду» = «правый» (правити), «движение направо», «говорить», «правильно говорить».

Тут есть над чем подумать. Если вернуться к топонимам, подытожим. Мы не знаем, что обозначали многочисленные кельтские топонимы Европы с названием Черный/ая и Белый/ая. Цветных богов у кельтов не обнаружено. Славянские средневековые топонимы на РР с таким же названием имеют славянское происхождение, в отличии например, от финно-угорских слов с таким же значением, но звучащих по финно-угорски. Этот простой тезис не все понимают, поэтому приведём пример. Выписка из историко-краеведческого альманаха Чагода, выпуск 1,автор А. В. Кузнецов.

«ЧЕРНАЯ И БЕЛАЯ

На юге Чагодощенского района протекают рядом друг с другом две речки с названиями Белая и Черная. Обе они впадают в реку Кобожу справа. Река Черная начинается из Черного озера, а недалеко от слияния ее с Кобожей стоит деревня Черенское. Последний топоним имеется в КБП-1: «Погост Покровский и Никольский в Черенску… Да в Черенску ж церковь Никола Чудотворец, древяна клетцки» (С.296, 297).

По косвенным данным (так же, как и для топонимов Смердомка и Избоищи — см. Выше) первую фиксацию названия Черенского погоста следует отнести к берестяным грамотам № 157 и 311, где упоминаются крестьяне «черенщане» в первом случае и «череншани» — во втором. В. Л. Янин считает, что все грамоты, присланные в Новгород с погостов на реках Смердомке, Кобоже и Черной и найденные при раскопках одной усадьбы землевладельцев Онцифоровичей, свидетельствуют о значительном массиве земельных угодий, принадлежавших этой семье в конце XIV — начале XV веков. Сегодня это центральная часть Чагодощенского района.

Названия рек Белая и Черная (от имени последней и был поименован Черенский погост) относятся к числу наиболее часто встречающихся славянских гидронимов. Спектр значений прилагательных «белое» — «черное», кроме исходного цветового, — включал уже во времена Древней Руси противопоставление таких понятий, как, например, «проточная вода» — «застойная вода», «северное» -«южное», «положительное» — «отрицательное» и т.д. Поэтому говорить о том, чем было мотивировано появление пары названий кобожских притоков, без дополнительных сведений пока сложно.

Другой топоним данной области, река Мста. Топоним Мста, в древности неоднократно фиксировавшийся в Новгородских летописях в форме Мъста, происходит от прибалтийско-финской основы со значением «Черная (река)». В эстонском языке аналогичное значение имеет слово must, в финским — musta, в языке вепсов – must.»

river14

То же касается реки Камы, которя входит в арел черно-белых топонимов. Её этимология имеет много версий. В ряде финно-угорских языков означает просто «река». Коми-зыряне называют Каму «Кама-Яс» – «светлая река», удмурты – «Буджим-Кама» – «длинная, большая река», чуваши – «Жорд-Адыл», черемисы – «Челман-Вис», татары – «Чолман-идель» и так далее. Каму, как и Волгу, тюркские народы зовут Идель – «река», и, поскольку названия больших рек часто означают просто «Река», может быть, что в топониме Кама скрыт именно такой смысл. Тогда название Кама очень древнее и связано с каким-то неизвестным языком. Название реки Кама имеет и такие толкования: «Кама» – образовано от удмуртского слова «кам», что значит «вода». По другой версии в основе названия Кама лежит обско-угорское (хантыйское) «кам» – «прозрачный», «чистый», то есть Кама – «Чистая». Близки по смыслу рассуждения академика Н. Марра. Он высказал предположение, что река носила название древнего племени, населявшего ее берега. А в переводе на русский язык Кама – «белая, светлая, длинная и большая река». Итог. Возможно Кама и значила когда-то Белая на неизвестном нам языке, но каждый населяющий её народ назвал её по- своему. Если бы Чёрный и Белые реки называли к примеру фатьяновцы, которые никогда не жили так высоко на север, то они бы и назвали их на своём языке. На каком, мы не знаем. Даже если это и был какой-то ИЕ язык, то звучал бы он не по-славянски, Эльба, например, или что то похожее, Альба. Эта отписка адресована критическим замечаниям к основной статье.

Мы подошли к выводам. Авторы статьи считают, что славяне, заселяющие север РР в средневековье, 13-15 век, называли реки Чёрная и Белая со значением право-лево, запад-север, условно обозначая линиями рек границы расселения племени.

Ничего не мешало им при этом выбрать реку с самым темным дном, для Чёрной, и с самой светлой водой для Белой. К примеру, реки с меловыми берегами, протекающие по Воронежской и Ростовской областям, ни одна не названа Белой. И вообще в центральной полосе России такая традиция не характерна. Возможна она характерна для северных племён вятичей и радимичей, как вариант. Заселяя Сибирские просторы в 16 веке, славяне тоже давали топонимам название Чёрная  и Белая. И мы связываем эту традицию с тем же населением северных, новгородских, вологодских, и других областей.

В настоящее время данная традиция утрачена, и восстановить её значение на данном этапе достоверно, не представляется возможным. Мы можем выдвигать версии по совокупности фактов. Многочисленные славянские названия Черный/ая  и Белый/ая в районах Восточной Европы и Русской Равнины,  имеют в своей основе дуалистическую систему и древнюю основу, в какой то мере перекликаются с обширными кельтскими названиями, что позволяет нам предположить наличие общих ИЕ корней в этой системе. Наличие в 13 веке топонимов Белобог на южной Балтике, широко распространенные личные имена как у славян, и даже в скандинавских сагах, позволяют нам предполагать широкое распространение данной традиции не только в топонимике, но и в жизни общества.

Интересные факты, теории.
-«Цветовая ориентировка у многих народов древности нашла выражение в названиях Красного и Черного морей. Для древних жителей Месопотамии вся западная часть Индийского океана располагалась на юге. Согласно их системе пространственной ориентации юг обозначался красным цветом. Античные авторы называли это море Эритрейским или mare Rubrum (Красным морем соответственно на греческом и по-латыни), т.е. «южным морем». По этой же системе ориентации север обозначался черным цветом. Не случайно наиболее древняя форма названия Черного моря — древнеиранская Ахшаена – «темное, черное». Отсюда древнегреческое название понтос Мелос — Черное море (т.е. «северное») и, в переосмысленной форме, понтос Аксейнос – «море негостеприимное». Позднее, с развитием мореходства и греческих колоний на берегах этого моря оно получило название понтос Эвксейнос (Понт Эвксинский) – «море гостеприимное».

Своя система пространственной ориентировки была у древних жителей Аравийского полуострова. Она была направлена на восток, который считался передней стороной: если в Мекке у священного для мусульман камня Каабы стать лицом на восток, то запад будет сзади, юг – справа, север – слева. Таким образом, возникли названия Йемен и второе наименование Сирии – Эш-Шам (или Шамия). Топоним Йемен означает «правый», а Эш-Шам – «левый».

Схожая система ориентации (на восток) применялась и в Древней Индии. Отсюда и появление географического названия плоскогорья Декан – от санскритского Дакшина-Пантх – «правая (т.е. южная) дорога»: если стать лицом на восток юг будет справа

-Некоторые исследователи с пространственной ориентировкой связывают топоним Русь. Полагают, что это слово зародилось на юге, в причерноморских степях у различных кочевых народов. Доказывая данную точку зрения, академик О. Н. Трубачев отмечал: « В некоторых языках заметно до сих пор обыкновение звать запад белой, светлой стороной (свет солнца дольше держится на западе). В первые века нашей эры Северное Причерноморье было западом для многих кочевников, двинувшихся в великое переселение с востока. Белый Берег, Белобережье, Рос – так обозначалось это на разных языках общавшихся между собою племен этого района. Здесь, по-видимому, и зародилось название Русь – «Белая сторона» с забытым уже значением».

Итак далее, и тому подобное…..

На сегодня у нас всё, осталось только составить меню для нашей кухни.

Сегодня мы отужинаем обычной пищей раннесредневековых переселенцев-славян, осваивающих север РР. Мы съедим кашу-полбу, лисички, запеченные в горшочке, выпьем квасу или медов, и сьедим пирог-рыбник, потому что праздник. Какой? У каждого свой,  наверно.

Евгений Пайор и Вероника Северная старались для Вас.

 

Литература:

  1. Вестник Академии ДНК-генеалогии, декабрь 2017,  http://dna-academy.ru/wp-content/uploads/10_12_2017.pdf
  2. http://pereformat.ru/2014/10/balto-slavica/
  3. В.В.Седов  «Славяне древности»,1994
  4. Тацит Корнелий. О ПРОИСХОЖДЕНИИ ГЕРМАНЦЕВ И МЕСТОПОЛОЖЕНИИ ГЕРМАНИИ
  5. Этимологический словарь славянских языков Трубачева (ЭССЯ)
  6. Роллестон Томас. Мифы, легенды и предания кельтов/ Пер. с англ. Е.В. Глушко.-М., 2014.
  7. Кельтские мифы/ Пер с англ. Л.И. Володарской. -М.,2014.
  8. М. Н. Саенко МЕТОД ОБЩИХ ИННОВАЦИЙ В СПИСКЕ СВОДЕША КАК СПОСОБ ОПРЕДЕЛЕНИЯ СТЕПЕНИ ЯЗЫКОВОГО РОДСТВА. Вестник СПбГУ. Сер. 9. 2015. Вып. 1
  9. А. В. Кузнецов ТОПОНИМЫ ПОМОСТЬЯ (Очерки о древних и современных географических названиях)
  10. https://studopedia.ru/3_49383_toponimiya-evropi.html  Топонимия Европы
  11. Махотин Б. А. «К живым истокам», Смоленск, 1989 г.  Истоки речных и озерных названий
  12. А.Мурадова Кельты в анфас и в профиль.
Реклама

Черно-белые топонимы Евразии: 19 комментариев

  1. И. Рожанский

    Спасибо авторам за интересный, как всегда, рассказ. Но хочу их немного озадачить любопытными фактами по Японии.

    Во-первых, это частотность фамилий, большая часть которых происходит от топонимов (например, Танака — среднее поле, Мураками — верхняя деревня, и т.д.). Среди них очень много фамилий с элементом «кава/гава» (река), в том числе Сиракава (белая река) и Курокава (черная река). Можно вполне резонно предположить, что количественное соотношение одноименных речек на Японском архипелаге будет пропорционально соотношению таких же фамилий. Смотрим портал Namespedia по статистике фамилии в США, где проживает много потомков японских иммигрантов:
    Сиракава — 182 записи http://www.namespedia.com/details/Shirakawa
    Курокава — 558 записей http://www.namespedia.com/details/Kurokawa
    Соотношение 1 к 3 выдерживается с точностью до второго знака после запятой! Никаких претензий к качеству выборки по фамилиям быть не должно, в потому мы имеем реальное соотношение «черно-белой» гидронимики Японии, в точности совпадающее с европейским. Первым кельтом, ступившим на землю Японии, очевидно, был американский коммодор М. Перри, валлиец по происхождению, и случилось это при весьма драматических обстоятельствах в 1853 году.

    Во-вторых, этимология японских названий березы («сиракаба» — букв. белая береза) и лебедя (хакутё или сиратори — белая птица) по семантике совпадает со славянскими. Как мы видим, цветовая символика имеет намного более глубокие корни в Евразии и не ограничивается индоевропейскими языками.

    Нравится 1 человек

  2. И. Рожанский

    Еще немного на японскую тему. Трехкратный перевес фамилии Курокава над Сиракава не связан с какими-либо особенностями японской ономастики как таковой. Проверил на списке из примерно 5000 сотрудников одной японской фирмы, как часто в их фамилиях встречаются иероглифы «черный» (куро) и «белый» (сира/сиро). Оказалось, почти поровну, 19 к 16-ти. Факт перевеса «черных » рек над «белыми» можно считать доказанным даже в отсутствие данных по водным реестрам Японии.

    Наконец, еще раз о слове «черный Кришна». В «Вавилонской Башне» японское прилагательное «курой» (черный) записано как когнат тюркского «кара» (то же) в рамкай алтайской языковой макросемьи, для которой предлагается реконструированный корень *kàru. Для последнего, в свою очерередь, выводится ностратическая этимология, причем практически без семантических сдвигов, что само по себе не столь уж часто случается в теориях дальнего родства. Вот список языковых групп, в которых С. Старостин с коллегами обнаружили родственные корни для черного цвета: японская — *kùruà; монгольская — *kara; тюркская — *Kara; дравидская — *kar; индоарийская — krṣṇá; славянская — *čьrnъ; балтская — *ker̂š. Не будем ограничиваться ностратической семьей, и посмотрим другие языки в той же базе данных, в результате чего имеем прото-северокавказский корень *ḳărV и прото-енисейский *qorVn. Семантика последних двух корней, а также дравидского охватывает такаже значение «уголь, пепел». Похоже, это и было первоначальное значение слова, еще в глубокой древности претерпевшего вполне закономерный семантический перенос.

    А вот насколько глубока была та древность — это отдельный вопрос. .Можно отметить, что корень идет «поперек» языковых семей, но с явной привязкой к зоне степей от Черного моря до Маньчжурии, Казалось бы, из этой закономерности выпадают дравидские, но известно, что на юге Индии их носители появились уже в историческое время, а до того жили севернее и были совсем на такими черными, как нынешние тамилы или телугу. Факты складываются таким образом, что будущие славяне и арии могли унаследовать это слово в его нынешнем значении не от прото-индноеаропейских диалектов, а от какого-то исчезнувшего языка Центральной Азии вместо собственного слова, подвергшегося табуированию. Тогда становится понятна удивительная семантическая стабильность корня и его отсутствие в других индоевропейских языках, помимо перечисленных.

    Нравится 1 человек

    1. Спасибо уважаемый Игорь Львович, за как всегда важное дополнение. До японского мы бы без Вас не дошли. В таком случае возникает вопрос айнского языка, и китайского. В айнском белое-ретари, если мне память не изменяет, черное надо искать. Про китайский ничего не могу сказать, на Вас вся надежда. Тюркское, как и монгольское во многом может отражать китайское.

      Нравится

    2. Я очень осторожно вижу некий «сибирский очаг», где формировалась и флексия и агглютинация в их зачатке. Родственность уральских и ПИЕ возможно была обусловлена общим исходником, но скорее всего близким соседством. Язык древних айнов, про который мы уже ничего не узнаем, может быть и есть диалектная форма в своем длительном развитии, того предкового сибирского языка.Напр: An noski n. — полночь(айнск). Сложно полностью отрицать ие составляющую.Предкового как прототюрских в широком смысле, так и ПИЕ элементов.
      Может предполагаемый Вами исчезнувший язык Центальной Азии, это и есть отблеск того,»сибирского языка».
      Интересно проверить на-дене индейцев,и австралийские на черный цвет, ну и тохарские заодно.
      Пока трудно представить, какие азиатские языки могли окружать предков славян, эрбин или ямники? Где бы славянская прародина не находилась, диаметр её восточно-европейский,а скорее всего совр. Беларусь-Восточная Прибалтика, её плотно прикрывали балтоязычные народы с востока-севера, с запада кельты-пруссы. Фракийцы-иллирийцы с юга тоже ИЕ. Скифы если только, но у меня большие сомнения по поводу тюркского языка северо-западных скифов,в отличии от монголо-волжско-уральских линий.

      Нравится

  3. Айнск.(?): Icakkere stat. v. грязный, ничтожный (прям. и перен.) / dirty (also fig): Tam-pe icakkere na. – Это грязно. / This is dirt.
    Icatkere-re v. пачкать, марать (каузатив от icakkere) / to dirty (causative from ‘icakkere’)

    «японская — *kùruà; монгольская — *kara; тюркская — *Kara; дравидская — *kar; индоарийская — krṣṇá; славянская — *čьrnъ; балтская — *ker̂š.»

    Нравится

  4. И. Рожанский

    Слово из языка айну дает интересные аналогии с индоевропейскими, но не в фонологии, а в семантике. Слова с исходным значением «нечистый, грязный: запятнанный» очень часто использовались для обозначения черного цвета во многих языках. Такое происхождение имеют, например, немецкое schwarz, древнегреческое μέλᾱς. и, видимо, латинское niger. Для последнего в «Вавилонской Башне» предлагается исходная семантика «цветной», и в данном примере мы наблюдаем точно такой же семантический сдвиг, когда после Гражданской войны в США слово Negro стали заменять на Colored. Такой же сдвиг обыграл Н. Носов в «Незнайке в Солнечном Городе», где действует персонаж по прозвищу Пачкуля Пестренький, где вторая часть имени — это вежливая форма первой. Если брать в целом, то в индоевропейских языках не реконструируется общее для всех название черного цвета, хотя весьма сложно представить, что такого слова не существовало. Индоевропейских корней со значением «белый, яркий, сияющий» более, чем достаточно. Тот же Арджуна, имя которого отсылает к латинскому Argentum — серебро. Если в прото-индоевропейских диалектах сущетвовала антитеза «белый-черный» = «чистый-нечистый» = «блестяший-мутный», то причины многочисленных замен для второго ряда понятий вполне прозрачны — слова второго семантического ряда очень быстро переходили в разряд пейоративной, ненормативной, табуированной лексики (например, русское ненормативное слово для продажной женщины, что родственно английскому blind — слепой), а потому постоянно заменялись на эвфемизмы, которые также нередко разделяли судьбу своих предшественников.

    Причины поразительной стабильности корней, обозначающих черный цвет, в гипотетическом языке Центральной Азии (назовем его прото-сино-кавказским) состоит, на мой взгляд, в том, что в нем была другая антитеза, а именно «черный-красный» = «уголь-огонь» = «дым-искра». При таком осмыслении нет никаких причин для ухода первого рядя понятий в ненормативную лексику, что мы и наблюдаем, например, в явно родственных древнерусских словах «черный» и «чермный». Та же самая антитеза видна невооруженным глазом в древнекитайских идеограммах для красного
    http://www.internationalscientific.org/CharacterEtymology.aspx?submitButton1=Etymology&characterInput=%E8%B5%A4
    и черного
    http://www.internationalscientific.org/CharacterEtymology.aspx?submitButton1=Etymology&characterInput=%E9%BB%91
    цветов. Первая идеограмма изображает горящий костер, вторая — костер с дополнительным знаком, символизирующим либо клуб дыма, либо очаг в доме. Оба понятия в представлениях древних китайцев связыны с огнем, который повсеместно обожествлялся с древнейших времен. Аналогичные параллели есть и в японском, где у поилагательного «курой» (черный) есть родственное ему «курай» (темный, неясный,, во всех смыслах). Антоним последнего — «акаруй» (яркий, ясный), родственен не белому («сирой»), а красному («акай») цвету. Антитеза «черный-красный» есть и в европейской культуре, но она вытеснена в маргинальную область азартных игр. Впрочем, в Махабхарате отношение к ним совсем другое. Играя в кости, герои эпоса напрямую общаются с божественной волей, и огненная красно-черная символика в них более чем уместна, равно как и появление Кришны как олицетворения этий воли. А вот в изобретенных индийцами же шахматах символика уже черно-белая, потому что это игра не с миром богов, а с миром людей.

    После такого разбора, кажется, начинает вырисовываться источник «черной» гидронимики Евразии. Статистикой по Китаю и Монголии пока не располагаю, но визуально чаще попадается топонимика со словом «черный», Например, китайское название Амура — Хэйлунцзян, буквально река черного дракона.

    Сакрализация черного цвета в культурах, отличных от европейских, позволила ему пережить времена унижения и вытеснения в ненормативноую лексику и дожить до времен, когда поляк К. Малевич и тамил С. Чандрасекар довели это понятие до абсолюта, создав «Черный квадрат» и теорию черных дыр в астрофизике. Им было на что опираться.

    Нравится 1 человек

  5. И. Рожанский

    «Вавилонская Башня» выявила еще одтн неожиданный нюанс в «черной» тематике. Это произношение слова со значением «черный», древний знак для которого, напоминаю, представлял из себя костер с (предположительно) клубом дыма над ним. При известной доле фантазии этот образ можно увидеть даже в современном крайне условном написании (黑), если знать, что 4 нижние черты — это ключ «огонь». Современное пекинское чтение иероглифа — «хэй», его средневековое произношение xʌk сохранилось в японском «коку», а самый ранний древнекитайский вариант эпохи Чжоу реконструируется как smǝ̄k.

    Ничего это слово не напоминает? Например, английское smoke (дым), русское «смуглый», к которым составители базы данных добавили еще армянское murk (горелый), древнегреческое σμύ̄χω (вспыхивать, сжигать на медленном огне) и литовское smáugti (задыхаться). На индоевропейском уровне для этого корня реконструируется семантика «коптить, обкуривать» и произношение *smūg-, *smūgh-. Сравните с древнекитайским вариантом и идеограммой, изображающей дым над костром. Когда дым однозначно ассоциируется с черным цветом? В представлениях человека эпохи ранней бронзы вряд ли возможно иное толкование, как дым над жертвенным костром. Тот же самый смысл проглядывает и в наиболее архаичном из индоевропейского ряда древнегреческом слове. Мы видим еще одну ниточку, связывающую древнекитайский язык с индоевропейскими, но в данном случае не очень пока понятно направление заимствования. Зато причины сакрализации черного цвета налицо.

    Нравится 1 человек

    1. Направление заимствования можно представить, зная про древние китайские и индийские R1a, если представить выход носителей этой гг из одного «Сибирского, может точнее верхне-азиатского очага». Если принять мою теорию, что язык того времени имел вкрапления будущего ИЕ языка, который и сохранили айны (культуа Дземон). Он не был ещё ИЕ как таковым, а содержал фрагменты. Поэтому современные лингвисты не могут данное родство принять, айнский= ИЕ, но и отрицать его сложно, имея столько точек пересечения корневых. Наиболее древние слова уже могли существовать в те времена. А черный, как мы видим теперь, можно смело относить к самым древним пластам разговорной речи. Дым костра,уголь,зола в разных языках могли обозначаться одним словом, которое потом перешло в наследство. Тогда и дравиды объяснимы(см. выше миграцию гг). Понятие ночь и темнота я вижу уже как более молодое явление, потребность в котором возникла именно при составлении календарей.
      Я боюсь что айнское слово грязный, скорее всего заимствование из японского, надо поискать древний вариант какой то.
      Если говорить про дым ритуального костра, и очага, то есть ещё один пример. Скифская богиня Табити, этимология которой вызывает ступор, весьма прозрачно просматривается от корневой основы топить (печь). У Кулланды было,можно освежить память,сейчас на вскидку просто, родственный корень армянский к этому и греческий, если не ошибаюсь, со значением именно дым очага, готовить ритуальную пищу.
      Ещё один из скифского не по теме правда, это Гойтосир, бог. Тоже хорошо виден корень «го», в смысле «Говинда», стада,пастух. Нашла в др. авестийском однокоренное слово со значением «сохраняющий семя скота». Из 7 скифских богов-7 ИЕ.
      Игорь Львович, тема очень глубокая, может при наличии сил и желаний Вы оформите свои мысли в виде статьи на Переформате?)). Во-первых мы их любим читать,во вторых про теорию креолизации теперь не могу найти,где это было,а то всё в одном месте было бы.
      Выводы, я так понимаю всё-равно каждый сделает свои, но такой материал надо систематизировать как то, хотя бы начать. Мы год назад просто картировали реки, и хотели об этом написать, потом выявили ряд Трубачева, потом подключился кельтский календарь из Колиньи, в итоге высветилась некая циркумбалтийская субкультура, и Тилаку опять досталось. Тут копать-не перекопать.Я бы сейчас,спустя 2 недели после выхода статьи, совсем по другому выводы оформила. А тут ещё и Ваши данные подоспели….Есть о чем подумать.
      Спасибо Вам ещё раз.

      Нравится

  6. Я может и не показатель общественных веяний,но одна из самых любимых статей моих на Переформате, про корень «мер»,он же мерин,и про китайских ариев. Часто к ней возвращаюсь.

    Нравится

    1. И. Рожанский

      Если Вас интересует эта тема, то могу порекомендовать очень интересный ресурс Sino-Platonic Papers (http://sino-platonic.org ), по многим аспектам напоминающий наш «Исторический формат». Его создатель и бессменный модератор — археолог-китаист Виктор Майр, наиболее известный своими исследованиями мумий из Синьцзяна. Многие публикации там весьма далеки от мейнстрима, но модератор издания дает возможность высказаться всем, кто, по его мнению, придерживается научной методологии и не прибегает к явным подтасовкам.

      Возвращаясь к китайским идеограммам, хотел бы добавить, что для знака «красный» возможно несколько иное толкование или, скорее, позднейшее переосмысление. В современном написании он состоит из элементов «огонь» и «земля», так что в трактовке ученых эпохи Хань, систематизировавших иероглифы, он мог подразумевать цвет обожженной глины. На выводы об антитезе «красный-черный» это, впрочем, не влияет, но вносит дополнительные штрихи. Символика красного цвета, наверное, самая древняя в истории человечества. Еще неандертальцы посыпали тела своих покойников красной охрой, потому что это цвет крови, а значит жизни. Эта символика, кстати, сохранилось в японском, в котором младенца называют «ака-чан», буквально «красненький», а красный цвет — обязательный атрибут синтоистского культа.

      Нравится

      1. Долго я искала айнский словарь Косарева,но нашла :
        «retar белый, retać’iri сущ. лебедь * DM
        retari прил. белый * DM
        ruad (древнеирл.) белый; rodr/rudhirah (санскр.) красный, рудый (укр.) красный, рыжий
        Понятия ‘красный– белый’ в ряде древних языков отождествляются (1) .(1) «Перепутывание» или уподобление таких цветов, как красный и белый, не должно удивлять. Изначально они входили в единую «светло-теплую» область цветов, противопоставленных «холодным» и «темным». «Светло-теплыми» были белый, желтый и красный. Можно предполагать единое первобытное название для них, а затем на его основе – обозначение разделившихся в человеческом восприятии цветов. Эта область распалась в различных языках на белый, красный и желтый относительно поздно; отсюда понятно, почему то, что у одних народов «белое», у других – «красное». (См., напр.: Самарина, 1992). Так, айнск. retar – ‘белый’, а явно генетически родственное ему (rtr – rdhr) rudhira (санскр.) – ‘красный’. Можно напомнить в этой связи, что в русском языке солнечный свет называется красным, при том, что он желтый или, скорее, ослепительно белый».
        http://krafto.narod.ru/ai-in1.htm

        Так что белый в айнском не японского происхождения.Видимо всё-таки система белый/красный-Чёрный древнейшая. Цвета в ИЕ языках выделялись достаточно поздно, наверно хватало основных. А сакральная система черный-красный это по сути тоже самое, что белый/красный-чёрный..)

        Автор пишет:Я не думаю, что 12 тыс. л. н. уже существовали индоевропейские языки. С учетом столь почтенного исторического срока можно лишь предполагать, что протоайнский или праайнский язык некогда выделился из предшествующего языкового массива. А в обозначенное время это была ностратическая общность (ностратический праязык, ностратическое языковое единство)**. Если предки айнов отделились от какой-то палеолитической межплеменной общности, мигрировали и затем оказались в длительной изоляции на островной периферии Азии, то это хорошо объясняет реликтовый характер айнского языка, законсервировавшего весьма архаические лингвистические черты.
        Из этого следует, что в нем вероятны элементы, присущие ряду других, помимо индоевропейской, языковых общностей, носители которых (вернее, их отдаленные предки) населяли указанный выше гипотетический регион, где полагается искать прародину айнов. В ностратическую макросемью объединяют такие ныне разные, некогда «разведенные» языки, как индоевропейские, тюркские, угро-финские, картвельские. Исследователи, трактующие ностратическую общность еще шире, полагают, что в нее входили и нынешняя семито-хамитская, и дравидийская группы, а иные авторы сюда же подключают юкагиро-чуванскую и чукотско-камчадальскую группы. В иных из этих языков стоило бы поискать соответствующие параллели. Вспомним, что даже южные арии (индоиранцы) пришли в Индию с более северных территорий. Южная Сибирь, Алтай, Иранское нагорье, Средняя Азия и Тибет – зона, ставшая колыбелью множества народов, впоследствии растекшихся по огромным пространствам на север и восток, юг и запад. Один из примеров – литовцы, сохранившие в языке поразительные параллели с санскритом и хинди.

        Интересен ещё как пример слово огонь:
        undzi огонь, очаг
        agni (санскр.) огонь,ignis (лат.) огонь,или: очаг (общеслав.),оджах (арм.) очаг
        В индоевр. яз-х ‘огонь’ представлен формами: agn/, ign/ing/ogn; одж = og/ag//ig, айнск. dz = дж

        rajoć’i сущ. радуга.
        raoć’i сущ. радуга * DM

        Нравится

      2. И под конец моё стихотворение,точнее песня не вышедшая на древнеайнском по Косареву:

        hokui gem ta rup a itak
        re mat be се ari vaxka
        gon се upsoro cip retar
        etoko pet va kes ruru
        sanu undzi ha an kamure
        kata siri ru ciri
        sanu undzi ha an kamure
        kata siri ru ciri

        хокуй гем та рап а йток
        ре мат; бе се арий уахка
        гон се упсоро цип ретар
        этоко пет ва кес руру
        сану андзи ха ан комуре
        ката сири ру цири

        Художественный перевод:
        в жилах кровь кипит,назови своё имя
        сущего мать всего нареки инь- янь
        бьют тамтамы, слово-молния
        и дрожит земля,рок прими, молви-я
        и судьба войдёт в тело лодка белая
        от истока путь сквозь пороги сделает
        мать-сыра земля не удержит сокола
        битвы час настал время пришло.

        Нравится

  7. Спасибо за сайт.
    Учитывая, что в некоторых языках красное=белое, в некоторых черное=красное (чермное от червя, дающего пигмент, а тот в свою очередь?), в нашем случае черное=белое, равно в смысле системной связи, то разбираться надо с каждым случаем отдельно. Доля красного цвета в топонимике резко возрастает в южных,азиатских широтах, на севере Европы больше черно-белые тона в моде. Думаю в древности все было намного проще, просто мы пока не знаем, как именно :-)).
    Черная(зимняя) половина года кельтов,и черная половина суток, аналогично белые пол-года и белые пол-дня, не дают мне спокойно спать. Думаю в каждом регионе, в каждом языке имелись как отличия в цветовой символике, так и сходство. Кельтам зачем огонь погребальный, ингумация. Кремацию нахватали у балтославян(пра).

    Нравится

  8. И. Рожанский

    На мой взгляд, проводить какие-либо параллели айнского языка с какими бы то ни было — почти бессмысленное занятие. Для бесписьменных языков классическия компаративистика не уходит глубже 2000 лет. Представьте, если бы от романских языков до наших дней дожили бы только французский и румынский, а о существовании латыни мы бы не знали вообще. Вычислить, что слова «о» и «апа» (вода) имеют общее происхождение — задача не из легких, если вообще выполнимая при поставленных условиях.

    Предки людей Дзёмон утратили связь с собратьями на континенте 14000 лет назад, а за такое время даже слова, имевшие общее происхождение с теми же индоевропейскими, должны были измениться до неузнаваемости, и, в лучшем случае, сблизиться случайным образом, как русское «гусь» и английское «goose». Впрочем, мы не знаем, является ли айнский язык наследником «дзёмоновских». Каких-либо значимых признаков айнского субстрата даже в древнеяпонском не обнаружено, насколько мне известно, а вот влияние японской фонетики и морфологии на айнский очевидно. Все еще бытующие гипотезы о европейском происхождении коренных жителей Хоккайдо и Курил — это отголоски рассказов землепрходцев о людях, выглядящих, как они сами. Многим до сих пор хочется вероить в рассказы о потеряных коленах Израилевых, царстве пресвитера Иоанна, Кон Тики Виракоче и другие легенды такого рода.

    Названия цветов — это далеко не самый стабильный компонент лексики. Они довольно легко подвергаются изменению и переосмыслению. Тот же красный (рудый) цвет в славянских был заменен на инновцию «червонный», возможно, от червя, потому что тем же путем пошел португальский, в котором прилагательное «красный» — vermelho (червячный). Русский пошел еще дальше, и заменил «червонный» на «красный», то есть красивый, славный, светлый. А это уже аналогия с японской парой «акай» (красный) — «акаруй» (ясный). Очевидно, все это происходило независимо друг от друга.

    Нравится

    1. Согласна с тем,что ничего категорически утверждать нельзя. Мы подготовили базу для дальнейших исследований. Пока это не более как версия.
      У меня было небольшое исследование по цветам в ИЕ языках, интересно что это действительно поздняя инновация. В глубокой древности людям хватало оттенков светлый-темный, холодный-тёплый, тут надо искать корни. Тот же рудрый в славянских это уже наследие железных времён.
      Айнский, конечно как язык-изолят, всегда будет будоражить умы исследователей. Что там за клады зарыты. Но этимология слова белый, ретар, для меня пока не ясна, в отличии от ИЕ варианта. Поэтому никаких выводов, а вот тёмный, грязный мы нашли, и это интересно. «Опасные сближения» айнского и ИЕ возможно когда-нибудь перестанут пугать лингвистов, и им найдут какое-либо логическое объяснение. Язык басков связали же с языком эрбин, хорошая, жизнеспособная версия. Жаль, что не лингвисты это сделали правда.
      А к цветам может быть мы еще вернёмся. Спасибо за помощь!

      Нравится

      1. И. Рожанский

        В заключение, 2 небольших комментария.

        — В глубокой древности людям хватало оттенков светлый-темный, холодный-тёплый,

        В историческое время японцам хватало всего трех цветов для радуги — «акай» (красный-оранжевый), «киирой» (желтый) и «аой» (от зеленого до фиолетового), что не мешало художникам создавать брызжущие красками гравюры укиё-э вдохновившие В. Ван Гога на его эксперименты.

        — Тот же рудрый в славянских это уже наследие железных времён.

        Тогда уже медных, если принять во внимание версию Гамкрелидзе и Иванова о связи индоевропейского *(e)reudh- и шумерского «уруду» (медь). Как это часто бывает, установить направление заимствования, если оно было, проблематично, но с точки зрения семантики все вполне разумно — едва ли не все названия цветов восходят к конкретным предметам. Оранжевый — цвет апельсина, фиолетовый — цвет фиалки, и т.д.

        Нравится

  9. Думала про медный век Малой Азии и Европы. Чатал Хююк уже используют медь, Старчево-Кришкая тоже, это 7 тыс до н.э. Но там ещё ИЕ в зачатке, не говоря о славянских. Поэтому выбрала время, когда наши прямые предки начали добывать руду обширно.

    Нравится

  10. И. Рожанский

    Думал на этом закончить обсуждение, но не удержался, потому что через призму фамилий решил посмотреть, какие гидронимы встречаются в Японии чаще всего Оказалось, что с большим перевесом лидируют Аракава (бурная река) и Хаякава (быстрая река). Даже не зная ничего о Стране Восходящего Солнца, несложно догадаться, какие ландшафты там преобладают.

    Упоминаю же об этом потому, что, проведя детальный семантический анализ исходной индоевропейской лексики, Т.В. Гамкрелидзе и В.В. Иванов пришли к выводу, что в местности, где формировался этот лексикон, реки были такие же, как в Японии, то есть бурные и быстрые. Так что пока рано вычаркивать Старчео, Винчу и Триполье из кандидатов, несмотря на отсутствеие у их носителей гаплогруппы R1a. Последние могли перейти на язык своих более продвинутых соседей из G2a на каком-то из этапов, внеся в него собственные черты, в том числе унаследованные от центрально-азиатских языков.

    Нравится

    1. В послеледниковой Европе и Верхней Азии все реки были бурные и быстрые), тот же Загрос взять и реки тех времён, от которых и следа не осталось.
      Считаю что на скорченное трупоположение R1a перешли благодаря влиянию коренного населения, скорее всего тех же G2a. С языком тоже возможно.
      Вообще,самый главный вывод из нашего разбора я сделала следующий,что каждое место географическое надо разбирать отдельно. Обобщать всегда не правильно. Традиции, язык, боли,как говорят в рекламном бизнесе, у всех были свои, и отличались в разных географических и климатических зонах. Нельзя сбрасывать со счетов трансгрессию Балтики, когда половину Восточной Европы затапливало, и возможно все существующие ныне болота, это последствия именно тех событий. На первом месте для людей 8-4 тыс л.н стояли погодные условия,скачки похолодания-потепления,сплав по бурным рекам и вопрос куда плыть? Где север,где юг. Для Японии ситуация могла быть совершенно другая.
      Роль ритуального костра я вижу актуальной для бронзового века. Не зря про скифов упоминали. Главное божество женского рода, богиня очага, тут внимание, для кочевого народа, пахнет сильной архаикой, но в новом платье. Там где сжигали умерших, там и надо полагать источник традиции и трансформации культуры в этом направлении. Для жаркого востока, где трупы высыхали, погребальный костер совсем не актуален, и определение частей света тоже для ранних городов-земледельцев. Самые ранние следы «зороастрийских» погребальных обрядов- Чатал Хююк, самая ранняя кремация 6 тыс до н.э.,недалеко от него,тоже земледельческая культура. Для культуры боевых топоров, которая спасалась из затопленных мест, для них важно было дойти быстро и без потерь, занять приволжские и рязанские рудники, и тут вот Рудрый и приобрёл статус божества, ну и заодно бог войны. Надо членить всё по датам и географии. Тогда может и картина в целом обретёт очертания.
      Я не знаю как можно поделить карту мира на пазлы, и отслеживать всё,жизни не хватит, но будем к этому стремиться)).
      Если есть что сказать, надо говорить, потому что настанет время, когда сказать будет нечего..

      Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s