Чудь Ливонская, Заволочская, Камская

А так же Волховская, белоглазая, черная, Кайская.

Это вторая статья в цикле исследований, посвященных чуди. Сегодня мы поговорим о чуди  Ливонской, Заволочской и Камской, а еще о Волховской, белой и черной. Что их связывало, кто эти люди, когда жили, куда пропали, на каком языке говорили, к каким археологическим культурам принадлежали, и многие другие вопросы попробуем освятить, ну или хотя бы систематизировать уже известные данные.

Глава 1. Чудь Ливонская

Если вы заметили, то источники как то не конкретно описывают чудь. Вроде как она повсеместно встречается в летописях, но понять кто эти люди и откуда совершенно не возможно. Летописцы 12-13 веков полагали что читатели итак прекрасно осведомлены по этому вопросу. Вряд ли они могли предположить что настанет такое время, когда русские люди не будут знать о чуди совершенно ничего. Хотя если быть внимательным, то  в летописях можно обнаружить много ценной информации. Для начала постараемся ответить на важный вопрос. Чудь это конкретное племя, или собирательное название для неких северных народов?

Начнём как принято в исторической литературе с начала. Спасибо статье М. Жиха «О СООТНОШЕНИИ «НОВГОРОДСКОЙ» И «ЛАДОЖСКОЙ» ВЕРСИЙ СКАЗАНИЯ О ПРИЗВАНИИ ВАРЯГОВ В НАЧАЛЬНОМ РУССКОМ ЛЕТОПИСАНИИ», которая послужила нам ориентиром. В данной статье автор сравнивает несколько списков ПВЛ со своей целью. Нам эти данные подойдут для своей.

чу1чу2чу3

Эти несколько предложений позволяют выявить интересную закономерность. Если вверху столбца, где говорится о союзе племён мы видим чудь и мерю (из не славянских), то в конце столбца чудь уже отсутствует, и перечисляются племена, более известные в современности. Меря в Ростове, В Муроме мурома, в Белоозере весь. Чудь пропадает.

Посмотрим ещё одну работу, где анализируется ПВЛ.

С. Н Азбелева «Как совершались походы Руси на Константинополь». Выдержки из ПВЛ. Поход 907 г. на Константинополь:
«Иде Олегъ на грекы, Игоря оставивъ КыевѢ, поя же множество варяг, и словенъ, и чюдь, и словене, и кривичи, и мерю, и деревляны, и радимичи, и поляны, и сѢверо, и вятичи, и хорваты, и дулѢбы, и тиверци, иже суть толковины: си вси звахуться от грекъ Великая скуфь. И съ сими со всѢми поиде Олегъ на конех и на кораблех, и бѢ числомъ кораблей 2000. И прииде къ Царюграду; и греци замкоша Судъ, а градъ затвориша. И выиде Олегъ на брегъ, и воевати нача…»

Опять мы видим тот же северный союз,состоящий из чуди, мери, словен новгородских и кривичей. В 907 году он еще функционирует. Этот союз занимал огромную территорию, даже если не включать в него весь.

Посмотрим на события, происходящие 37 лет спустя. Немного другая картина. О походе Игоря 944 года:
«Игорь же совкупивъ вои многи, варяги, Русь и поляны, словѢни и кривичи, и тѢверьцѢ, и печенѢги наа, и тали у нихъ поя, поиде на Греки въ лодьях и на конихъ, хотя мьстити себе. Се слышавше корсунци, послаша к Роману, глаголюще: Се идутъ Русь бещисла корабль, покрыли суть море корабли. Тако же и болгаре послаша вѢсть, глаголюще: Идуть Русь, и наяли суть к собѢ печенѢги.»

Как видим чудь и меря отсутствует, зато есть вторая часть северного союза словени и кривичи, а так же на арену выходят печенеги. Какой вывод из этих данных?

Чудь таки была отдельным племенем, посмотрите внимательно, её называют в перечне самостоятельных племен. Но в таком виде она существовала в строго определенные временные промежутки. Свидетельства о чуди как о племени захватывают конец 9 века, призвание Рюрика (862 год), и как видим начало 10 века, поход Олега на Царь-град.

К 12-13 веку, чудь теряет свои позиции в жизни Киевской Руси, и в летописи попадает редко, уже чаще в качестве противника, врага. В Домонгольской истории Татищева, встречается несколько вырезок о нападении чуди на Русь, и ответные визиты славян.  Напр.: ПВЛ: «1030 В тот же год пошёл Ярослав на чудь, и победил их, и поставил город Юрьев».

Василий Никитич Татищев очень точно локализует чудь. Проживая в современной Псковской области, он хорошо знал о чем говорил. В итоге точку в данном вопросе ставит 1 Новгородская летопись, а точнее Ледовое побоище. Есть хорошее исследование по данному вопросу, которое анализирует все известные источники, которые освящают это событие. И приходят к выводу, что 1 Новгородская летопись максимально точно отражает реалии.

«В лѣто 6750. Пойде князь Олександръ с Новгородци и с братомъ Андрѣемь и с Низовци на Чюдьскую землю на Нѣмци и зая вси пути и до Пльскова. И изгони князь Пльсковъ, изъима Нѣмци и Чюдь, и, сковавъ, поточи в Новъгородъ, а самъ пойде на Чюдь. И яко быша на земли, пусти полкъ всь в зажития, а Домашь Твердиславичь и Кербетъ быша в розгонѣ, и усрѣтоша я Нѣмци и Чюдь у моста, и бишася ту. И убиша ту Домаша, брата посаднича, мужа честна, и инѣхъ с нимь избиша, а инѣхъ руками изъимаша, а инии къ князю прибѣгоша в полкъ. Князь же въспятися на озеро, Нѣмци же и Чюдь поидоша по нихъ. Узрѣвъ же князь Олександръ и Новгородци, поставиша полкъ на Чюдьскомь озерѣ, на Узмени, у Воронья камени. И наѣхаша на полкъ Нѣмци и Чюдь, и прошибошася свиньею сквозѣ полкъ. И бысть сѣча ту велика Нѣмцемь и Чюди. Богъ же и святая Софья и святою мученику Бориса и Глѣба, еюже ради Новгородци кровь свою прольяша, тѣхъ святыхъ великыми молитвами пособи богъ князю Александру. А Нѣмци ту падоша, а Чюдь даша плеща; и, гоняче, биша ихъ на 7-ми верстъ по леду до Суболичьскаго берега. И паде Чюди бещисла, а Нѣмецъ 400, а 50 руками яша и приведоша в Новъгородъ. А бишася мѣсяца априля въ 5, на память святого мученика Клавдия, на похвалу святыя Богородица, в суботу»

Сама работа в списке литературы. Нам важны данные о чуди, и понимание её локализации. Это Ливония, друзья мои, как и говорил Татищев. Если сказать проще, то племена, жившие на эстонской стороне Чудского озера и назывались чудью. Все логично. Наверняка было время, когда эти племена заселяли и русскую сторону озера. Но в 6 веке на данную территорию приходят носители культуры длинных псковских курганов, предки  кривичей и т д, и заселяют южную и восточную сторону озера, точнее это не одно озеро а три. Нижнее так и называется Псковское (Плесков). Судя по описанию местности это были не самые благодатные места для жизни, болота на болоте, могли они и просто пустовать к моменту приходя славян. Факт остаётся фактом, славяне соседствуют с чудью и водью  по берегам озера. Тут есть интересная деталь. Большинство финно-угорских названий севера славяне сохранили, построив под свою речь. И есть такой закон в топонимике, чем больше водный объект, тем древнее его называние. Но исконное название этих трех не маленьких озер кривичи и словене не сохранили для любопытных потомков. А назвали на своем языке, отдавая дань коренному населению. Коренному, по мнению кривичей. На самом деле это население само попало туда лишь 3 века назад,  то есть за 3 века (с 1 по 3 в н.э.) до прихода кривичей.

В итоге если мы нигде не ошиблись, а пока вроде бы и негде ошибиться, то чудь это слово, дожившее до нас с 6 века нашей эры. Удивительная вещь. Хотя если подходить к вопросу академически, то мы должны говорить о дате, когда оно впервые упоминается в источниках. А это события около 862 года. Между языком предков кривичей 6 века, пришедших на Чудское озеро, и языком славянского населения этого района 9 века конечно большая разница. И мы совсем ничего не знаем о носителях культуры длинных псковских курганов, на каком языке они говорили. Поэтому скажем, что слово чудь 9 века, но возможно как этноним, так и гидроним существуют уже с 6-го. Как вы думаете, чтобы оно могло значить? Лучшие умы русской истории бились над этим вопросом. И мы будем биться, а что делать. Это далеко не праздный вопрос, он напрямую касается данного исследования. Наши предки назвали население трех, далеко отстоящих друг от друга территорий одним словом ( Чудского озера, Заволочья и Камы). Что имелось ввиду? Если родство, то какого рода? Языковое, родовое, фенотипические особенности типа очень светлых глаз балтийской расы? Что именно подвигло славян дать такое прозвище народу, в языке которого нет буквы Ч. То, что не могут повторить? Как вообще можно понять происхождение прозвища, тем более на языке 9 века. Мы СОИ с трудом понимаем, отдельные версии перевода весьма разнятся. Какое то значение наверняка имелось, и у мери, и у веси — вепсов, и у води, еми, суми и.т.д. (см. Бубриха).

Интересно что славянские племена принято было называть по названиям рек, исключение составили Радим и Вятко, возможно и реальные личности (См работу по вятичам). А название чуди? Редкое исключение. Сами эстонцы никогда не называли себя чудью  а озеро Чудским. Есть еще слово «чухна», которым вплоть до современности называли ижору и финские племена. Корень то одинаковый. И у финнов тоже нет звука Ч. Некоторые версии происхождение слова чудь обсудим ниже.

Кстати, пока далеко не ушли от СОИ, там встретились интересные этнонимы:      Литва, хинова и деремела. Рассказ идет о событиях 10 века. Судите сами:

«Тѣми тресну земля, и многи страны — хинова, литва, ятвязи, деремела и половци — сулици своя повръгоша, а главы своя поклониша подъ тыи мечи харалужныи» (С. 32);

«О, вѣтрѣ вѣтрило! Чему, господине, насильно вѣеши? Чему мычеши хиновьскыя стрѣлкы на своею нетрудною крилцю на моея лады вои?» (С. 38).

Версий интерпретации этих названий много, почитайте на досуге, там интересная полемика. Но истина где — то рядом, и она пока нам не известна. Мне хотелось вам показать, что язык раннего средневековья совсем не понятен нам, особенно касаемо этнонимов. Многие родовые и племенные союзы отжили, смешались, теперь уже не восстановить. Я заглянула конечно в ЭССЯ (этимологический словарь славянских языков) под ред. Трубачева.

Касаемо второй части слова существует редкий у существительных суффикс ЕЛЬ (качели, метелица), и он показывает нам, что корневое основа у деремелы – дерем.

Единственный вариант найденный мною в словаре, это слово дрем, дрема:

«*drěmъ/*drěma: макед. дрем м. р. ‘дремота, дрёма’ (Кон.), сербохорв. дрй]см м. р. то же, также дрём м. р. (Караний, РСА IV, 684), дрём м. р. (там же), дрёма ж. р. ‘растение Lychnis’ (там же), словен. drem м. р. ‘дремота’ (Plet. I, 169), русск. дрема ж. р. наклонность ко сну, сонливость’, ‘растенье смолевка, смолянка, сон, дремучка; курячья слепота Viscaria vulgaris’, ‘Lychnis flos cuculi, хлопушка» (Даль2 49i—492), диал. дрёма ‘дремота’ (Подвысоцкий 39), дрема ‘трущобистые места в черни’ (Потанин. Югозан. часть Томской губ. 18), дрёма м. и ж. р. ‘сонливый, вялый человек; соня, лежебока’ (костр., калуж., волог., пек., перм.), название некоторых хороводных игр (святочных и детских); тот, кто водит в такой игре» (перм., новосиб., вят., арх.), ‘петля у рукоятки кнута, плети, которая надевается на кисть руки’ (перм.) (Филин 8, 183), дрём м. р. ‘непроходимая чаща, трущоба, вековые недоступные леса’ (Даль3 1, 122ч), ‘сонливое состояние, грёзы’ (смол., Филин 8, 183), ‘дремучий лес; чащоба’ (ворон.), ‘хворост, валежник, сушняк, бурелом’ (калуж.), ‘непроходимое болото’ (Филин 8, 183), дром м. р. ‘хворост, валежник, сушняк, бурелом’ (калуж., курск.), ‘чаща с валежником и буреломом’ (курск., калуж.), ‘лесная дорога, засыпанная валежником, хворостом, сушняком’ (калуж.) (Филин 8, 199—200), сюда же, далее, дрям м. р. ‘мусор, отбросы’ (влад.), ‘листва, тростник, прутья, наносимые водой’ (влад., донск.), ‘хворост, валежник, сушняк, бурелом’ (курск., донск., тамб., пенз., калуж.) (Филин 8, 228). — Ср. еще производные болг. дрЛмка ж. р. ‘дремота, состояние полусна’ (РБЕ), диал. дрёмка ж. р. то же (М. Младенов БД III, 60), дреамка (С. И. Боянов. От Разложко. — СбНУ III, 61), дръмка ‘густое мелколесье, кустарник’ (Д. Маринов. Думи и фрази из Западна България. — СбНУ XII, 1895, 273), чеш. редк. dfimka ж. р. ‘дремота, лёгкий сон’. Отглаг. производное от *dremati (см.)».

-дрём м. р. ‘непроходимая чаща, трущоба, вековые недоступные леса’

— название некоторых хороводных игр (святочных и детских); тот, кто водит в такой игре» (перм., новосиб., вят., арх.), ‘петля у рукоятки кнута, плети, которая надевается на кисть руки’

— ‘хворост, валежник, сушняк, бурелом’ (калуж.), ‘непроходимое болото’ (Филин 8, 183), дром м. р. ‘хворост, валежник, сушняк, бурелом’ (калуж., курск.), ‘чаща с валежником и буреломом’ (курск., калуж.), ‘лесная дорога, засыпанная валежником, хворостом, сушняком’ (калуж.) (Филин 8, 199—200), сюда же, далее, дрям м. р. ‘мусор, отбросы’ (влад.), ‘листва, тростник, прутья, наносимые водой’ (влад., донск.), ‘хворост, валежник, сушняк, бурелом’ (курск., донск., тамб., пенз., калуж.)

Мне нравится версия с болотом и непроходимыми лесами. В северных районах РР и Беларуси полно таких мест.

Учитывая славянскую словообразующую традицию того времени (емь, сумь, водь, весь и др)  этот народ вероятнее всего назывался деремель. Посмотрим поближе на суффикс в метелице:

«Производное имя действия с суф. -е1ь от *mesti, *metq (см.), ср. употребление этого глагола во многих слав, языках для обозначения снегопада с ветром, бурей (см. там же), см. Miklosich 193 (met 1: чеш. metelice); Berneker II, 41 (автор необоснованно предполагает существование еще и *metelb)\ Фасмер II, 610; Н. Schuster-Sewc. Histor-etym. Wb. 12, 918. Вайян реконструировал суф. -ё1ь, опираясь, вероятно, на укр. метиь, см. A. Vaillant. Gramm. comparee IV, 560, но i в укр. форме является скорее рефлексом не *ё, а удлинения *е в новом закрытом слоге после падения редуцированного в следующем (конечном) слоге («второй ять»). В некоторых языках первичная -/-основа перешла в класс -0-основ (см. выше чеш., русск. материал). Продолжения производного от *metelb имени *metelica (см. *metelica I) свидетельствуют о более широком распространении *metelb по диалектам праслав. языка, чем в современных слав, языках».

Так же этот суффикс обозначает действие, отнесенное к мотивирующему глаголу: мести — метель, капать — капель, гибнуть — гибель, качать — качели.

Этот суффикс явно отражает движение, исключение в этом списке составляет слово гибнуть. Хотя тут принцип движения может работать. По аналогии мы можем подозревать глагол «деремать , дремать» с вариациями. Я тоже улыбаюсь на этом месте, друзья мои, но в каждой шутке как известно. Сейчас это выглядит достаточно странной версией, но имея понятия о правилах древнерусского 10 века, можно было бы подобрать искомый корень. Но это работа лингвистов.

Сначала я категорически отвергла глагол  дремать в смысле сна. Но потом вспомнила шутки и анекдоты по поводу медлительности эстонцев (прошу прощения, но не я их придумала), и решила всё-таки оставить и этот вариант для рассмотрения. Тогда нет проблем с исходником, дремать – дремель, деремель. Конечно плохо, что слово одно, и версий мало, но без помощи специалистов эту проблему не решить. Очень важен факт того, что  в перечне указываются восточно-прибалтийские племена. Возможно и хинова не имеет отношения к кочевникам-гуннам, как предполагают исследователи, а проживало где-нибудь в Беловежской пуще. Но это предмет отдельного исследования.

Выводы и другие версии:

Итак, на 8-10 век нашей эры существовало племя чудь, обитающее по берегам Чудского озеро. Чудское  по правилам русского языка —  принадлежащее чуди. Слово славянского происхождения. Значение точно не известно.

Мы ничего не рассказали о маленьком народе сету, который проживает на границе РФ и Эстонии, в т.ч. по берегам Чудского озера, и считается эстонским по происхождению. Отправим читателя в поисковики за более подробной информацией. Мне у сету запомнилось две интересные детали. Первое – основополагающая роль песни в жизни общества, второе боязнь воды. Когда хозяин дома уходит на рыбалку, его женщины поют похоронные песни, когда на сев хлеба — свадебные. Есть у них поговорка касаемо рыбалки, что иногда рыба кормит рыбака, иногда он рыбу. Весьма странная особенность для людей, живущих на берегу моря, островах, и на берегу большого озера. Это я про эстонцев. Славяне в этом плане являют полную противоположность. Мы как водоплавающие птицы. Такое доверие рекам у нас в крови мне кажется. И кормилица, и поилица и связь с миром. Интересно, что например индусы, проживающие рядом с океаном в основном не умеют плавать, и в воду заходят очень не глубоко. И браманам, кстати, было запрещено плавать на кораблях. Интересно почему.
Сетумаа (выруск. Setomaa, эст. Setumaa) — историческая область обитания народа сету, в буквальном переводе «земля сету». Разделена административно на две части: одна часть находится в Эстонии (в уездах Пылвамаа и Вырумаа), другая находится в Печорском районе Псковской области на территории Российской Федерации

HZFGwHJLPtE

 

В итоге у нас есть слово чудь с неизвестным значением. Ну и однокоренное чуди слова чухна по отношению к финским народам. Значение так же не известно. Третий вариант, который только все запутывает, читаем у Василия Никитича. Очень его люблю.

ЧУДЬ (Татищев):

«Слово сарматское, значит знаемый или сосед.
Под сим именем русские заключали Лифляндию, Естляндию и Курляндию до самого Мемеля. Все оное до нашествия рыцарей состояло в полной власти русской, однако оные хотя никогда отдельных своих владетелей не имели, но часто возмущением их старейшин противности показывали, за то нередко разорениями наказывались. Границы ее, кроме перехода малой части к Польше или Литве, в древнем состоянии поныне находятся. В сей части князи под властью русскою были только от Новгорода в Дерпте или Юрьеве, да от полоцких и псковских в Двине, ныне Кокенгаузен, и те только для правления на время определялись. Народы в сей части упоминаемы: ерва, зимегола, леты, летты, лоты, лотигалы, седгола и торма. Все сии в русской и лифлянской истории Руссова и Кельха частью точно, частью с переменою букв именованы».

На сарматском не разумею к сожалению. Так часто Татищев использует этот язык, и легко переводит с него на русский, что очень хочется знать «откуда есть..». Вероятно имел основания.

Скажем пару слов о чухне. Бубрих:

буб1

«Чухна́, чухо́нцы — устаревший этноним прибалтийско-финских народов в новгородских землях (весь, сету, ижора, ливвики и прочие). Впервые упоминается в Псковской второй летописи под 1444 г. в форме «чухно». Позднее, в Российской империи — народное название карело-финского населения окрестностей Петербурга, в основном ингерманландских финнов  (по аналогии с собственными именами «Михно» — «Михаил», «Яхно» — «Яков», «Дахно» — «Даниил», «Махно» — «Максим», «Ивахно» — «Иван»).

Этноним употреблялся и в официальных документах империи, но единообразия не было, поскольку уже слово «чудь» могло обозначать разные группы: финны и чудь могли быть синонимами, но могли и разбиваться на «чудь в пространном смысле» и «карелов», при этом первая группа делилась на «чудь/чухарей в тесном смысле» и водь/эстов — «чухну». По Л. В. Выскочкову, «водь» — это «чудь».
Водь по Бубриху:

буб2

От термина чухна происходит также «Чухляндия» — место, где живут чухны. А. С. Пушкин в переписке с А. А. Дельвигом называл так Петербургскую губернию (по другим данным сам город Петербург).

По мшистым, топким берегам
Чернели избы здесь и там,
Приют убогого чухонца;
— Александр Пушкин, «Медный всадник»

Близко знакомый с Пушкиным В. И. Даль, в своём Толковом словаре, определяет слово как петербургское прозвание пригородных финнов. Заинтересовавшись этнографией чухонцев В. И. Даль написал очерк «Чухонцы в Питере». В нём он отметил в частности, что чухонки составляют большинство кухарок, но чухонцев не найти ни среди сидельцев, ни среди разносчиков и особо подчёркивает честность этого народа.

По Фасмеру образовано от «чудь» (того же значения) с помощью некогда продуктивного суффикса -«хн(о)», морфосемантика которого мне лично не совсем понятна: то ли уничижительного, то ли собирательного…

Могу предположить, что «чухонцы» появились от слова «чудь», обозначавшее финно-угорские племена. Учитывая, что все финно-угры для новгородцев были на одно лицо и диалекты языка они не могли различить, то скорее всего чудью могли называть и эстов (будущих эстонцев), и финнов (которые были «сумью», сравни с «Суоми», самоназванием финнов). Поэтому сказать какие именно точно финно-угорские народности назывались чухонцами не представляется возможным. Это собирательный термин, которым могли называться любые финно-угорские племена».

Да простит меня автор текста, я потеряла источник, и не помню кто он. Скорее всего что-то из Вики. Но славяне отлично различали финно-угорские племена.

От себя добавлю как называют местную камскую чудь коми-пермяки. Чучками называют.  Видимо буква д не удобна  для произношения. Чучки – чудь. Смотри поминальный обряд для чуди в Кайском крае, Сорокин и др.

«Обыкновенно говорят так: «Помяни, Господи, чучь (или чудяков) – Помяни, Господи, дедушку чучка, бабушку чучиху! – Помяни, Господи, чучких родителей! – Помяни, Господи, чучких родителей, чучкого дедушку и бабушку!» (Сорокин)

А сами места поминовения называются «чучковники».

Далее интересная версия имеется у Д. В. Бубриха из книги «Происхождение карельского народа». Есть в сети. Приведу цитату целиком, дабы не искажать:

буб3

Лично я чисто интуитивно не склоняюсь к версии чудь – чужой (не вижу связи с германцами, Трубачев много писал о паре свой — чужой, и считал это противопоставление самым древнейшем проявлением сакральности вообще у ИЕ-цев). Считаю что ситуация с чудью такая же как и немцами. См. Рожанский И. Л. «Кто такие немцы (Переформат)». Обсудим этот момент чуть позже.

Ищем дальше, но тот факт, что чудь и чухно характеризуют только племена с территории Эстонии и финноговорящих людей, не стоит отметать. Здесь возможен этноним, сложившийся как описательная характеристика каких либо лингвистических особенностей ф-у языков.

Глава 2. Чудь Заволочская и др.

Теперь мы расскажем ещё о двух малоизвестных разновидностей чуди. Чёрной и Волховской. О первой упоминает Угрюмов в своей Кокшеньге, имея ввиду что: «светловолосая и голубоглазая белозерская весь в оценке пришедших вслед за ней славян стала «чудью белоглазой», а обладавшая монголоидными чертами лица, черноволосая и темноглазая меря — «черной чудью».

У вышеназванного исследователя Бубриха  есть другие данные:

буб4

Как разобраться тут? Ещё цитата из Угрюмова. На самом деле сюда можно скопировать половину Кокшеньги точно. В черновике я так и сделала, потому что в книге содержится очень много  интересной информации от местного жителя Заволочья. В итоге данная работа стала размером с «yellow submarine», пришлось жёстко урезать. Тем не менее, еще одну цитату приведем:

«Еще более многочисленны в Кокшеньге следы пребывания здесь древней веси, соперничавшей с мерей. Они прослеживаются в речных названиях (гидронимах), в названиях местностей (топонимах) и в бытовой лексике кокшаров. Летописную весь (предков современных вепсов) в старину называли еще белозерской чудью, подчеркивая этим ее языковую близость к основной чуди — эстам. В языке веси (вепсов) много корней, которые встречаются в лексиконе других: прибалтийских финнов. Это читателю надо знать, чтобы не удивляться тому, что при расшифровке кокшеньгских чудизмов* будут использованы эстонские и чисто финские (суоми) лексемы*».

Дабы не путать вас дальше, скажу что Заволочье и Белоозеро это древняя контактная зона племен веси (вепсов) и мери. Поэтому в этих районах термин чудь является обобщающим для финно-угорских племен. Кто бы не жил, одно чудь. Посмотрите карту Бубриха, как видите никакой чуди. На Чудском озере эстонские племена.

 

буб5буб6буб7

А это карта из Угрюмовской Кокшеньги. Город Чудин прекрасен. Обсудим территорию Заволочья, и перейдём к археологии.

угр

«Сначала несколько слов о Заволочье. Этим словом наши предки — ильменские словене, вятичи и кривичи — около тысячи лет тому назад называли обширный край, раскинувшийся к востоку от Онежского озера. Называли так, потому что лежал он за междуречьями — перевалами, через которые приходилось перетаскивать (переволакивать) им свои лодки, когда они пробирались в эти места. Первоначально, в VII—VIII веках н. э., Заволочьем называлось лишь ближнее Заонежье до озер Белого, Кубенского, Лаче. По мере освоения Севера славянами границы Заволочья постепенно расширялись, и оно дотянулось до Мезени на востоке. Южной его границей служила река Сухона, на севере оно упиралось в студеное Белое море.

О расширении границ Заволочья свидетельствуют, в частности, два завещания русских царей. Великий князь и первый государь всея Руси Иван III в «духовной грамоте», составленной им около 1504 года, писал «…да сыну же моему Василью даю Заволотцкую землю всю: Онего и Каргополе, и все Поонежье, и Двину, и Вагу, и Кокшеньгу, и Вельской погост, и Колмогоры» . Внук его, Иван IV, из слова в слово повторив эту фразу в своем завещании, написанном семьдесят лет спустя, уточнял: «…да в Заволотской земле Ростовщину, Пенегу, Кегролу пермские и Мезень, Немьюгу, Пильи Горы, Пенешку, Выю, Тойму, Высокая гора на Ваге со всем и Онтонова Перевара, и Корбольской остров, и Шогогора, и Кергела, Сура Поганая, Лавела с иными месты, что к тем местам потягло» .

Как видим никакой самостоятельной чуди в Заволочье нет, нет её и археологически, но с другой стороны все местные племена и есть чудь. Анализируя исследование Бубриха, ясно прослеживается один важный нюанс, на который автор не обратил внимания. Называя чудь волховским союзом племен, опять же в основном веси и немного мери, он совершенно забывает о Чудском озере, а ведь лингвист. Такой большой географический объект, названный по его жителям был полностью упущен им из виду. Если бы вся чудь жила по Волхову, ну и назвали бы не Волхов, а Чудин. Именно это обстоятельство заставляет нас продолжить дальнейшие поиски. Рекомендую Кокшеньгу к прочтению, там и топонимы, и фамилии, и много — много чего интересного.

Какие выводы мы сделаем по Заволочью? Главный вывод Угрюмова такой: «Теперь я могу высказать свою точку зрения на термин чудь заволочская. По-моему, под этим термином подразумевался конгломерат многих финно-угорских племен: мери, веси, коми, саамов и югры. В Кокшеньге же, судя по «языку земли» — топонимам и гидронимам, преобладали весь и меря».

Нам ничего не остается как согласится с этой точкой зрения. Действительно кроме племен весь, меря, и славянского населения в Заволочье никаких аборигенов не встречается. Ну кроме саамов, югры, коми и.т.д. Если указанные Угрюмовым топонимы эстонского происхождения действительно таковыми являются, то можно подозревать, что некоторые родственники ливонцам тут проживали. Возможно до расселения в Заволочье племен веси и мери, то — есть до 6 века н.э., или в небольшом количестве после 6 века, растворившись в общем числе.

Археология и нумизматика.

Мы бегло посмотрим на Белоозеро с археологической точки зрения. Во-первых это крайняя точка Заволочья, во-вторых там недолго правил брат Рюрика, и это один из старейших северных городов летописного русского государства.

Начнем с того, что брат Рюрика не мог править Белоозером, так как оно еще не существовало. Длительные археологические раскопки установили, что поселение Белоозеро образовалось не ранее третьей четверти 10 века (Археология Владимиро-Суздальской земли и др). А вот поселение Крутик уже существовало в 9 – 10 веке на верхнем течении реки Шексны, и признанно торгово-ремесленным, или протогородским.

60pnDzeph3Y

Это одно из самых ранних поселений в данном районе, напрямую по времени связанное с летописным призванием варягов. Тем оно и интересно. Рассмотрим его подробнее:

Укреплений не имело, расположение на крутом склоне. Удалось выявить ремесленную зону с косторезным, бронзолитейным и железообрабатывающим производством. Не сразу, но удалось обнаружить два могильника с кремацией под названием Кладовка 1 и Кладовка 2. Могильники не имеют внешних признаков. Между могильниками есть небольшие различия. Кладовка1 имеет более ранние датировки, высокую температуру сжигания костей, причем сжигалось именно все тело, а не отделенные кости. Остатки кремации помещались непосредственно в грунт, вместе с костями животных. Удивляет малое количество остатков кремации, археологи даже предположили о существовании еще какого то ряда действий с прахом перед захоронением (частично развевали?). Первый могильник содержит большое количество шумящих подвесок, выполненных в характерной для финнов технике литья по наборной модели. Во втором мы встречаем лишь одну подвеску, и основную часть женского костюма встреченную в Кладовке 2, представляют широкорогие лунницы, отлитые в двухсторонних формах, а так же впервые встреченное глиняное пряслице. Во втором могильнике кости не так сильно обожжены, он расположен в тяжелой глинистой почве, при  наличии свободных песчаных, и если датировки Кладовки 1 конец 9, начало 10 века, то второй могильник существовал со 2 половины 10, вплоть до 11 веков н.э.

Подводя итог, мы можем говорить о двух разных этнических группах, одновременно проживающих на поселении. Первую, раннюю археологи связывают с поволжско-финским, мерянским населением (или родственным ему). Вторую, которая пришла чуть позже усматривают славянский элемент, с сильным финно-угорским влиянием. Хотя погребальный обряд в целом очень схож, с небольшими различиями. Сходна и керамика. Зачем я вам рассказываю такие не интересные вещи?

На самом деле это очень интересные и важные моменты в истории Руси. В соседнем Минино например, при сходных датировках вторая, пришедшая группа населения уже имела ингумацию и характерную славянскую посуду, причем и ингумация пришлого и кремация местного население проводили в одном могильнике. Именно об этом времени 9, 10 век мы практически не имеем никаких данных, лишь скупой абзац в летописи, о союзе племен, чуди, мери, словенах новгородских и кривичах. Что земля наша обильна, а наряда нет. Что объединяло это разноэтническое образование? Что позволяло им говорить НАША земля? Это время быстрорастущих городских неукрепленных поселений: Крутик, Минино, Никольское, Рюриково и Сарское городище, Ладога. Они возникают примерно в одно время, начиная с 8 века ( Рюриково городище, Ладога), и одновременно затухают в 11 веке. Жизнь возвращается сюда (Крутик)  только начиная с 14 века.

Здесь нет никакой загадки. Мы видим поселения древнего торгового пути с Волжской Булгарией. Авторов, исследовавших Крутик, поразило с какой легкостью объединялись разные группы населения в рамках одного протогородского центра, что позволило летописной статье под 1071г назвать это население общим термином «белозерцы».  Причем и Крутик и Белоозеро составляют периферию исконных весских мест. Многочисленные свидетельства нам говорят о том, что племена веси одними из первых включились в торговлю с Булгарией. Конечно пушнина. Естественно на выгодный рынок подключились соседние племена. С Волги и Камы на северо-восток подтянулись меряне и как мы видим некая славянская компонента. Если на Минино явно прослеживаются новгородские элементы, то Крутик пока в этом плане представляет пока загадку. Лунницы были достаточно широко распространены, но славянские «мотивы» проглядывается в могильнике Кладовка 2. Он может и не был ярко-выраженным славянским, но имел достаточные отличия от финно-угорских аборигенов Крутика. Возможно из моего краткого повествования нельзя сделать такой вывод, но границы статьи обязывают. Посмотрите подробное исследование Крутика в сборнике «Археология Владимиро — Суздальской земли». Авторы уверены, что женщины Крутика носили славянскую одежду.

И действительно удивляет, как спокойно местное население относилось к пришельцам. Только мертвых хоронили каждый в своем месте. В рамках торгового союза, который «выписал» себе князя из варягов тут нет ничего странного. Кто то должен был наладить таможню и охрану пути. Почему я так уверенно говорю про этот путь? Потому что есть данные по нумизматике этого района. Давайте посмотрим исследование на эту тему. Цитаты будут объёмными, но оно того стоит. Это наша с вами машина времени, это возможность опуститься даже в 8 век н.э., не доступный летописям период.

«Введение в научный оборот сведений о находках дирхемов и денариев в культурном слое Гнёздова, Новгородского (Рюрикова) городища, поселений Ильменского Поозерья, поселения Крутик на Шексне и селищ на Кубенском озере у д. Минино».

В статье рассматриваются восточные, западноевропейские и византийские монеты IX–XI вв., собранные за последние 15 лет полевых работ с поселений и могильников центральной части Суздальской земли – Суздальского Ополья. На памятниках Суздальского Ополья зафиксированы 73 находки дирхемов, среди которых – 16 целых (включая дирхем, разломанный на 3 части) и 57 фрагментов.  В коллекции – 31 саманидская монета, 8 – аббасидских, 4 – бувайхидских, 1 – марванидская; 3 представляют собой подражания саманидским дирхемам, 1 – аббасидскому; 2 определены как дирхемы волжских булгар. Время чекана 8 монет определено как VIII– IX вв., 53 монеты датированы X – началом XI в.

Западноевропейских денариев 21, они найдены на 14 памятниках: в культурном слое 12 поселений (17 монет), в том числе в Суздале
на территории кремля (4 монеты), и в двух могильниках (4 монеты). В коллекции представлены германские (15), фризские (1) и английские (2) монеты, чеканенные между 936 и 1076 гг., в их числе – широко распространенные в монетных кладах Северной Руси, Скандинавии и Балтийского региона германские денарии Оттона и Адельгейды (983– 1002 гг.), английские денарии Этельреда (978–1016) и подражание монете Кнута Великого (1016–1035)…

Среди памятников Северо-Восточной Руси известен пока лишь один, из культурного слоя которого происходит серия монет, сопоставимая по своей численности с суздальской коллекцией, – поселение Крутик на Шексне. Однако собрание монетных находок Крутика (65 экз.) включает значительное количество очень мелких обломков и обрезков.

Основная масса монет и весовых гирек собрана на больших поселениях – крупных поселенческих комплексах X–XI вв. и связанных с ними некрополях. Находки монет зафиксированы на семи подобных поселенческих комплексах (Васильково, Весь 1–5, Гнездилово 2, Тарбаево, Шекшово, Суворотское 8, Григорово) и в трех близлежащих могильниках (Васильково 4, Шекшово 9, Сунгирь). Лишь восемь монет обнаружены при обследовании поселений небольшой площади, не входящих в состав больших поселений. Стоит отметить, что подобное соотношение находок, происходящих из раннегородского центра и остальной сети поселений, существенно отличается от распределения монет в Приильменье, где находки с Рюрикова городища намного более многочисленны, чем находки на селищах. Присутствие восточных монет в центре Суздальской земли в более раннее время – в IX в. – документировано пока находками лишь на двух памятниках – городище Выжегша и селище Весь V. Хронологическое распределение восточных монет, таким образом, сходно с распределением их на памятниках Белозерья, где почти три четверти всех монет составляют дирхемы, чеканенные в X в., и отличается от распределения на Рюриковом городище, в коллекции которого преобладают аббасидские дирхемы IX в.
Относительная малочисленность западноевропейских денариев в центре Суздальской земли выявляется не только при сравнении их с находками дирхемов X в. в Ополье, но и при сравнении с находками денариев в Новгороде, на памятниках Верхнего Поволжья и Белозерья. Пример Белозерского региона особенно выразителен: при раскопках Мининского археологического комплекса, одного из локальных центров расселения на Кубенском озере, было собрано почти столько же денариев (16 экз.), сколько на всех суздальских памятниках.
Между тем Суздальское Ополье в XI в., несомненно, представляло собой один из наиболее богатых и густонаселенных районов Северо-Восточной Руси. Трудно усомниться в том, что подъем Суздаля и больших поселений Ополья в этот период сопровождался увеличением объема и интенсивности торговли. Можно полагать, что западноевропейские денарии, оставаясь в обращении, не были основным платежным средством в этих торговых операциях, в особенности при осуществлении крупных сделок. Очевидно, они были более востребованы на севере, на периферии Северо-Восточной Руси, в тех районах, где в XI в. продолжалась добыча пушнины как привычного средства расчетов между промысловиками и торговцами мехами».

Мы видим из этого исследования, что Рюриково городище раньше всех включилось в торговлю с Булгарией, 9 век и абасидские монеты. Мы видим, что Крутик, Минино и Белоозеро так же активно участвовали в этом. А так же мы видим, что западноевропейские денарии появляются намного позже, 11 век, и не имеют большого платежного значения в данный период. То — есть в период с 8 по 11 век, до своего упадка и торгового кризиса Северо-Восточная Русь смотрит на Булгарию, и активно развивает данное направление, решаясь даже на приглашение князя. На самом деле князя как приглашали, так и выгоняли обратно, если он в чем-либо не устраивал население. Согласитесь мы не зря потеряли время, и данные источники нам позволили немного по-другому взглянуть на события 9-10 веков н.э. Становятся понятными некоторые детали. Есть вероятность, что кто-то из населения Крутика ( 65 экземпляров монет), и Минина (16 динариев), ходил с Олегом на Царь-град, в рамках старого союза. Интересно в составе какого этнического населения они были перечислены летописцем?

Брат Рюрика не оставил после себя видимых материальных следов. Хотя в этом месте их и не искали. Я, скептически настроенный человек к легендам о любых трех братьях, могу сказать, что летописный материал никогда нельзя отвергать. Раз за разом летописные истории, которые кажутся нам не соответствующим современным представлениям, подтверждают свою подлинность. Просто некоторые вещи нам пока не известны, или не понятны, или мы их не правильно интерпретируем. Так и с Синеусом. Сказано сел в Белоозере. Сказано на два века позже. Причем считают что киевские летописцы мало знали о севере страны. Им и не надо было ничего знать о севере. Они просто переписывал некий источник, возможно  северный же. Надо внимательнее читать. Написано же: в Белоозере. Белоозеро это Белое озеро, друзья мои и огромная территория, малоисследованная причем. Оно включало несколько поселений того времени. Учитывая, что именно поселения Белоозера в том момент еще не существовало, Синеус мог поселится и в Крутике, и в городище Никольском ( см. карту), которое кстати считается самым ранним из тех, что представлено на карте, имеющее славянские сопки. Датировки 10 век, первая половина. Так что Синеус это или: кто — то из Рюриковичей, севший в Никольском в первой половине 10 века; либо в Минино но позднее, либо в свое время в Крутике, но выглядел он тогда как финно-угр. Конечно Никольское больше подходит Синеусу для жизни, просто насколько мне известно пока никто не рассматривал эту проблему в данном ключе. И я не рассматривала, теперь придется выискивать в находках этих городищ западные элементы. И что за имя такое? Везет нам в этой статье на двусоставные. Ударение поставим на первый слог, или представим недоработанную модель синей бороды? Шутка это, надо же вас отвлекать от технических подробностей.

Официально Белозерские князья ведут свою генеалогию от князя Глеба Васильковича Белозерского 1277—1278, и его брата Бориса Васильковича Ростовского ( К.А. Аверьянов, 2018), насколько я понимаю внуки Константина Мудрого. Читай у Аверьянова запутанную историю двух белозерских линий и загадку завещания Ивана Калиты. Мы еще обратимся к этому интереснейшему исследованию. Вот интересно кто же правил Белозерским регионом с конца 9 по 13 век? Там как минимум 4 поселения на тот момент, это мы Каргополь не берем в рассмотрение, и Каргалом, да-да, см в Задонщине, Сказании о Мамаевом побоище и про все это у Аверьянова. Автор рассматривает боковую линию белозерских князей, которые тоже там правили своими родовыми угодьями наравне с великокняжескими, и рано выделились в отдельную ветвь, про которую практически неизвестно. Мы ниже обсудим их Днк-генеалогию.

А пока кратенько рассмотри еще один археологический объект, Царева 1, который нам позволит наконец то перейти к выводам по Заволочью в целом.

«Поиски аналогий выявленным на поселении срубных конструкциям приводят к выделению двух основных областей финно-угорского мира Верхнего Поволжья и Прикамья. Наземные срубные постройки с несколько заглубленным полом, обогреваемые очагами-каменками, сложенными из валунов в небольших углублениях, являются основным типом жилищ на поселениях и городищах Верхнего Поволжья со второй половины I тыс.н.э. Оригинальное отопительное сооружение в виде печи-каменки с глубокой предпечной ямой вскрыто в позднем горизонте городища Попово на Унже, датированного X в. и связываемого исследователем с одной из группировок мери . Там же зафиксированы и глубокие с отвесными стенками ямы-кладовки, сооружение которых характерно для населения Прикамья. Отметим еще одну деталь домостроительной традиции, являющуюся дифференцирующей в финно-угорском мире. Сооружение хозяйственных и околоочажных ям внутри жилища характерно для поселений Верхнего Прикамья.

Круг известных нам аналогий очагам в глубоких корытообразных ямах ограничивается территориями Юго-Западного и Центрального Белозерья и бассейном Шексны. По-видимому, эти сооружения, близкие по традиции мерянским очагам в неглубоких ямах, следует отнести к своеобразной особенности материальной культуры местного финно-угорского населения. При всем кажущемся разнообразии возведенных на царевском поселении конструкций, общим для всех типов построек является сооружение отопительных устройств с участием камней и функционирование при них небольших околоочажных ям или ям-зольников, что, по-нашему мнению, является отражением слияния разнородных традиций

Археологическая датировка средневековых древностей поселения может быть уточнена на основании дат, полученных из очагов 1,2 (соответственно 850 ± 40 лет назад ГИН-8048 и 880±40 лет назад ГИН 8047), что дает возможность определить время функционирования поселения XI — началом XII вв.

Интересно отметить находку глиняного предмета в виде наперстка. Вполне возможно ее интерпретировать как детскую игрушку-тигилек. Настоящие тигли изготовлялись путем «вытягивания» из куска глины , именно так изготовлено и рассматриваемое нами изделие. Факт изготовления детских игрушек-прообразов настоящих изделий, связанных с литейным производством, отмечается Л.А. Голубевой по материалам весского поселения Крутик.

Все реконструированные формы сосудов находят аналогии в финно-угорских древностях конца I-начала II тыс.н.э., наиболее близки керамике поселения Крутик в Центральном Белозерье и городища Попово на Унже. Опираясь на предложенную для крутиковской керамики типологию сосудов  отметим, что три из восьми реконструированных сосудов близки поволжской традиции изготовления посуды (сосуды 2 и 6, 8 соответственно типы III и VI редких форм посуды Белозерья). Миниатюрный сосуд 3, аналогии которому могут быть указаны в материалах верхнего горизонта Троицкого городища дьяковской культуры, может рассматриваться как архаичный поволжско-финский тип. Смирнова Л.И. также связывает подобные сосуды с восточно-финским кругом древностей.

Автор считает этот тип сосудов не имеющим определенной этнической атрибутации и получившим распространение в тех областях, где лепная керамика продолжала бытовать в конце Х — начале XII вв. после прекращения ее производства на большей части Руси . Смирновой Л.И. подобные сосуды отнесены к «чудским» в широком смысле, распространенным в среде финно-угорского населения различных территорий . Укажем близкие аналогии данному типу сосудов в Корбальском могильнике на Ваге, связываемом с Чудью Заволочской , и в поселении начала II тыс.н.э. Сойга-I в среднем течении Северной Двины . Аналогии сосуду 7 могут быть указаны на близких территориях Посухонья и в поволжско-финских древностях».

Ну пожалуй и все, надеюсь вы заметили, что Крутик здесь назван весским поселением. В науке все меняется, и не стоит на месте, и в последнее время считается что это все — таки родственники мерянского населения, проникшее на территорию веси. И датировки Царева 12-13 век относятся к тому времени, когда жизнь на Крутике уже остановилась.

На что нам нужно было здесь обратить внимание? Это связи с Прикамьем. Они достаточно отчетливо проступают во многих археологических отчетах. Это позволяет нам со спокойной душой перейти к чуди Камской, сделав небольшие выводы по Заволочью в целом.

Итак, это территория племен веси, светлоглазого и светловолосого, в целом близкого к эстонским и водским племенам Чудского озера. Посмотрим Бубриха о происхождении веси:

буб8

Волги и Камы.

буб9

К 10 веку на территорию «Вси» проникают меря и как странные финно-славянские племена (поселение Крутик), так и явно славянские племена (Никольское и Минино), что характеризует развитие торгового пути с Волжской Булгарией. В 11 веке на первое место в регионе выходит город Белоозеро (современный Белоозерск), и становится русским поселением представленным, в том числе и русскими князьями белозерской династии. С разрастанием славянского населения все местные финно-угорские племена называются чудью. Мне безумно интересны финские племена со славянским элементом. Мы про них абсолютно ничего не знаем. Это славяне, которые так и не объединился с основным массивом родственников и в итоге приняли финский образ жизни, или судя по различиям именно в женском костюме, некоторые финны, которые женились на славянках, та же весь из контактных зон? Интересно.

И пока рано отметать версию, что до веси здесь проживали предки эстонцев и води, которые не дошли до Чудского озера. Возможно в 9 веке, когда славяне начали появляться в Заволочье, она, чудь, еще тут жила.

Глава 3. Чудь Камская

А нам пора на Каму. Вот интересно, кто и когда назвал камские племена чудью? Да новгородцы и назвали, в 1174 году. Плыли по Каме, потом зашли на Вятку, увидели Чудь — болванский городок, и решили выгнать местное население, и пожить там самим, назвав этот город Никулицын, он стоит и поныне (Котельнич).

Знающие люди сразу поняли, что я цитирую Сказание о земле Вятской, которое многие исследователи признают поддельным. Как же я люблю все эти истории с подделками. То признали, то потом перезнали, то признали обратно. Что же нам, бедным обывателям делать. Посмотрите  пожалуйста на Ютубе лекцию под номером 2, священника Александра Балыбердина. Интересная кстати фамилия!

t0kh5bT_y1k

Я смотрела правда немного другой вариант, но не суть. Хорошее исследование, в котором собраны все известные факты, связанные со сказанием, в том числе почему его опять признали подлинным, в связи с находкой нового списка в библиотеке Самарканда.

Я могу сказать, что передо мной не стояла проблема подлинности. Потому что археологические находки позволяют говорить о славянском присутствии в этом регионе начиная с 11 века. Все остальное нам не очень интересно. Вы не представляете количество статей в интернете разного уровня по поводу подлинности Сказания. Археология свидетельствует о находках славянского вооружения и предметов быта на Каме и  на Вятке в 11-12 веке, нам этого достаточно. Конечно археологически подтвердить город, из какого прибыли славяне дело не легкое. Но мы исследуем чудь, а не славян в данной работе, поэтому нам не так важно какие славяне пришли на Вятку и поставили грады. С одной стороны кроме Новгородцев в те времена больше некому было придти, вятичи сильно пострадали после войны с Владимиром и последующими киевскими и новгородскими князьями.  С другой я не сильно верю в совпадения. Мы уже говорили, что есть исторические события, о которых мы пока ничего не знаем. Река Вятка может и не связана с вятичами, но этимология её славянская.  И именно в  сторону Вятки могли бежать последние вятичи в надежде на новую жизнь. Посмотрите работу о вятичах в последнем номере ИФ. Название есть в списке литературы. Очень многое для себя открыла и вятские города, и вятские князья.

И хотя мы признали ранее, что  у нас нет причины не доверять Сказанию. Раз уж его признали подлинным, то и новгородцы подлинные. Но осадок то остался, придётся повнимательнее рассмотреть этот вопрос. А так хорошо все складывается, Вятка от вятичей. Слишком хорошо наверно. Но повод для сомнения есть. И кстати пару статей есть интересных на тему этимологии гидронима (см. список лит-ры С. Ухов).

Ситуация с чудью на Каме в чем то  отличается от Заволочья, и больше похоже на Ливонскую. Чудью местное население называют разве что первые новгородцы. Уже века с 13 там никакой чуди нет, не считая деревень Чудиновых, и людей с прозвищем Чудин, и поминальных традиций для чучи. Из прошлой нашей работы мы помним, что большинство носителей фамилии Чудинов проживает именно в Пермской области, история которой неразрывно связана с Кировской, то — есть Вятской. Но в источниках большинство племен,  проживающих на Каме или Вятке названо собственными названиями, не чудью. Вотяки, остяки, черемисы, и.т.д.

Славяне пришли на Вятку в бытность местной кочергинской археологической культуры. Культура безусловно интересная, подробно о ней Балыбердин в лекции. Но есть одно НО, характер населения в ней с точки зрения археологии уже смешанный. Если говорить об удмуртах, то по исследованию Чуракова В.С. (Ижевск), удмурты проникают на Вятку не ранее 15 века: «не ранее второй половины XV в. часть удмуртов вместе с бесермянами стали переселяться на Среднюю Вятку, чему в немалой степени способствовали каринские князья – потомки некоего Кара-бека, выходца из Ногайской орды (с территории современной Башкирии), который около 1462 г. был пожалован великим князем Иваном III землями неподалеку от г. Хлынова в низовьях реки Чепцы».

Но чтобы не рисковать, было бы правильнее связать возможное чудское, то-есть предковое для автохтонов 13 века, население с еманаевской археологической культурой, которой и наследовала кочергинская. Датировки 5-9 вв н.э.

Основной  способ захоронения  трупоположение в подпрямоугольных ямах в деревянных колодах и гробовищах, вытянуто на спине, головой в северном направлении. Это прямые потомки ананьинцев, тут связь с пьяноборской и ломоватовскими культурами, и даже наши любимые именьковцы присутствуют, точнее связи с ними. Это то самое сакральное место, где закладывался костяк финно-угорских языков и народностей. Если бы мы хоть немного знали о днк- линиях данного круга людей, то большинство загадок удалось бы решить.

Quefemme vent — dieu le veut (фр.). Когда Всевышний спросит, чего ты хочешь, отвечу не задумываясь: палеоднк из Еманаевской а.к. Лучше несколько, потому как население скорее всего состояло из нескольких линий. Может одной гаплогруппы, может не одной. Как сигнальные огни мелькают нам из далекого прошлого древние линии гг I1 у башкир. Тут надо быть ко всему готовым. У нас в рамках одной статье нет возможности подробно обсуждать древнее население Вятки и Перьми. Это очень объёмная тема. Лучше будем анализировать палеоднк. Оно скоро будет, не может не быть.

Что с языком у нас на этой территории? Есть хорошая работа по топонимам. О. В. Смирнов
К ВОПРОСУ О ПЕРМСКОМ ТОПОНИМИЧЕСКОМ СУБСТРАТЕ НА ТЕРРИТОРИИ МАРИЙ ЭЛ И В БАССЕЙНЕ СРЕДНЕГО ТЕЧЕНИЯ РЕКИ ВЯТКИ (В СВЕТЕ ЭТНИЧЕСКОЙ ИНТЕРПРЕТАЦИИ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ КУЛЬТУР).

Процитируем немного совсем:

Поскольку основные памятники еманаевской и кочергинской археологических культур находятся как раз в центральной части, то складывается впечатление, что, по крайней мере, центральная часть «еманаевцев» не была пермянами. В то же время южный микроареал с отдельными топонимическими включениями, похожими на древнепермские (или прапермские), противопоставлен основным памятникам еманаевской и кочергинской археологических культур и, по сути, занимает лишь их периферийную юго-западную окраину, причем значительная часть этих включений, вероятно, связана с ареалом «Одо», т. е. имеет более позднее происхождение.

Топонимы, сопоставляемые с «допермскими» формами, расположены как
в центральной, так и в южной части и охватывают почти весь ареал еманаевской археологической культуры (см. карту). Они образуют единый массив с многочисленными непермскими субстратными названиями и свидетельствуют в пользу непермского характера этой археологической культуры второй половины I тыс. н. э.

Ввиду значительного числа непермских этимологий, поддерживаемых
фактами марийского и мордовского языков, можно сделать осторожное предположение, что древние субстратные языки (или диалекты) «еманаевского» времени в бассейне р. Вятки были волжско-финскими либо переходными между волжско-финскими и пермскими языками. Выдвигаемая гипотеза о волжскофинской этнической праистории в Ветлужско-Вятском междуречье позволяет искать этимологии топонимов на исследуемой территории не столько в пермских, сколько в волжско-финских языках.

  1. Как было отмечено выше, картографирование типичных пермских основ
    так же, как и картографирование топонимов с возможными удмуртскими топоформантами, подтверждает факт их отсутствия на левобережье среднего течения Вятки (левобережная кировская лакуна). Эта левобережная кировская лакуна, к которой по характеру топонимии тяготеет и русло нижнего течения Пижмы, где фиксируются основные памятники еманаевской культуры, не поддается объяснению, если причислять еманаевско-кочергинскую общность к прапермянам или
    древним удмуртам. При этом она находит логичные объяснения, если причислять «еманаевцев» к волжским финнам, чей язык характеризовался волжско-финскими фонетическими и морфологическими чертами при наличии некоторого числа лексических изоглосс, общих с пермскими языками. В пользу этого значительное количество волжско-финских этимологий субстратных топонимов, особенно из района нижнепижемской и левобережной кировской лакун.
  2. Вероятнее всего, в северной части региона, по правому и левому берегам
    р. Вятка выше р. Пижма «еманаевцы» перекрыли собой какой-то родственный саамскому северофинский язык, с которым связан ареал южанской топонимии.
    Носители этого языка достаточно долго могли сохраняться в бассейне рек Ветлуг и Вятки (исторически «чудь», «чудские городки» по Вятке?) и контактировать с древними марийцами.

Учитывая вышесказанное, можно сделать вывод о том, что факт отсутствия
явного пермского топонимического субстратного пласта на территории Марий Эл при большом количестве немарийских по происхождению топонимов свидетельствует только об одном: предшественниками марийцев в междуречье Ветлуги и Вятки были не пермские племена.

Интересно, правда? Тем более ингумация. Кремация приходит к еманаевцам в самом конце существования культуры. Самое то для палео-исследований. Придется конечно подождать пока мои желания сбудутся, но мы умеем ждать.  И самое время напомнить вам версию автора данной статьи, что чудью называли финноязычные племена. Как раз в точку.

(Ante victoriam ne canas triumhum. Не кричи о триумфе до победы. Что то опять на латынь потянуло)

Именно этим, лингвистическим параметром, возможно обусловлено название чудь Камская для столь далекой территории от Чудского озера. И датировочки все наши, с 6 по 8 век. Возможно ли это в принципе? Что наши далеки предки словене Новгородские и кривичи и вятичи, заселяя северо-восток страны, так хорошо знали своих соседей, и по языку и по роду племени? Кстати тогда получается, что и именьковцев наши предки тоже знали.

Я могу сказать, что изучая  летописные источники в ходе работы над статьей, именно такое впечатление у меня сложилось. Наши предки, в отличии от нас неразумных,  прекрасно все знали и умели эти знания сохранять. Славяне начиная с ВПН все время передвигались, а что в миграции важно? Во-первых разведка, она была, и она работала. Во-вторых торговые пути, они были, они приносили прибыль, и для их существования необходимо было хорошо знать соседей и налаживать контакты. В третьих посмотрите у Андрея Пауля Балтийские славяне от Рерика до Стариграда, глава 4. «Старцы славянские, которые хранят в памяти все деяния язычников». Есть в сети. Немецкие историки сохранили для нас их наличие на южной Балтике веке в 12. Ничего не мешало им находится и на территории Руси. Как барды кельтов, как скальды норманнов. Так и старцы славянские, как бы назвать их покороче. Бояны наши. Что пели они, где и когда. Думаю хранили они княжескую генеалогию, историю великих походов, религиозные заветы сохраняли. Читала я когда то хорошую работу по истории рыцарских романов и скандинавских саг. Как минимум Аттилу помнили, это из того что точно доказано для германских саг. И не может такого быть, чтобы войны с Римом забылись для кельтов. И не может быть, чтобы славяне не хранили свои великие победы и горестные поражения. Конечно же и соседние народы присутствовали в таких историях. Мало что дошло до нас, почти ничего. Но слава богу есть СОИ, и Задонщина, и Сказание о Мамаевом побоище, а у кельтов Мабиногион жив, и исландские саги у скандинавов. Бесценные крупинки народной памяти.

Вот именно таким образом сохранялись и передавались знания различного характера из поколения в поколение. Здесь нет ничего удивительного или фантазийного. Именно потому все германоговорящие народы названы у нас в летописях немцами. В том числе и Скандинавы, шведы в частности. В том числе и шведоговорящие финны. Это очень интересная деталь. Насколько рано славяне были знакомы с предками Скандинавов? Неужели с 1-х веков нашей эры, когда ушли англы юты, потом готы, и многие германские племена ушли на юг Европы, и на освободившиеся территории хлынули новые поселенцы, континентальные германские племена? А что тут необычного, если на те же самые освободившиеся территории после германцев хлынули и сами славяне, опять став соседями германцев. Здесь ничего не запутано. Вот здесь как раз всё точно.  Да нам сложно поверить, что славяне могли хранить такие сведения как минимум с 6 по 10-12 вв, когда эти сведения записали. И мне сложно в это поверить, но шведы это немцы, а эстонцы чудь, а финны чухна. Причем не те финны, что сумь, а те, что живут ближе к нам, ижора и ингерманландцы.

Итак мы сформулировали нашу версию, что в 6-8 веке славянское население северо-востока Руси определило под названием Чудь три народа, три географические координаты.

1 Жителей Чудского озера, закрепив за местными племенами и название самого озера, верхнюю его часть. Впоследствии этих жителей прозвали сначала Ливонцами, потом они стали Эстонцами. Племя водь выделялось отдельно, не смотря на большое сходство с Ливонцами по языку и внешности и географии. А по Днк-генеалогии эстонцев мы знаем много.

2 Жителей Заволочья, или племена веси, или живших здесь предков эстонцев в «до веский» период.  Не большое наличие топонимов с эстонскими корнями намекает на такой сценарий.

3 Жителей Камы и Вятки, принадлежащих к племенам кочергинской археологической культуры, возможно начиная с этапа еманаевской, предковой для вышеуказанной.

Все они разговаривали на предковом для совр. Финского  и Эстонского диалектах — языках(?). На момент их неторопливого развития 6-8 века нашей эры. Возможно уже к вымершим, не дожившим до нашего времени. Скорее всего камские еманаевцы точно так же как эстонцы и финны не выговаривали букву Ч. Ну засела у меня в голове эта деталь. Что поделать.

Есть ещё какие либо данные, способные прояснить наши недоразумения с чудью? Но только чтобы уже не мнения и легенды, а именно факты, что-то, на что можно опереться. Хочется уже фактов.

Кое-что есть. Это исследование Сорокина под 1895 годом. Представьте, он тоже искал потомков чуди на Кайгородской стороне, границе совр. Кировской и Пермской областей. Исследователь пошел путем выявления ономастических и фенотипических особенностей местного населения, учитывая легенды и документальные свидетельства. Если коротко, он выделил для нас самые старые населенные пункты Кайского края, прошелся по деревням, поговорил с местными жителями, послушал их легенды, посмотрел официальные записи, кто куда переехал, когда возник. И составил для нас список деревень и местных фамилий, которые имели явно инородческое происхождение, не смотря на их обрусение к концу 19 века. Этим деревням на тот момент было по 200-300 лет. Учитывались пермяки, зыряне, и все что оказалось не первым не вторым, Сорокин отнёс к чуди. Логично. Представляю реакцию критиков сейчас, потирают руки. Рано радуетесь, друзья мои. Автор данного труда является человеком крайне скептическим. Но труд Сорокина можно и нужно использовать, учитывая современные достижения науки. Конечно!!! Получив долгожданный список на руки, не буду рассказывать каким трудом, я сразу же побежала в базу проектов ФТДНА. Сам список вельма обилен, и я как честный человек хотела его опубликовать полностью, зная что его нет в сети. НО буквально вчера я всё-таки нашла публикацию книги целиком, и даже в более полном варианте, чем моя электронная копия.

Я приведу только те фамилии, про которые удалось раздобыть информацию.

Мое доверие к труду Сорокина возникло после посещения Мемориала. Большинство фамилий, отнесенным им к местному древнему населению оказалось действительно пермяками, которые проживали в этой же местности и в годы ВОВ. За что люблю свою чудь, за осторожность. Нельзя просто взять и написать незнакомому Чудинову: «здравствуйте, мы исследуем вашу фамилию, её исторические корни, у нас есть группа вк, и ряд статей на эту тему, итд» . Думаете они ответят, или добавят в друзья? Нет, и не проверяйте, я пробовала как минимум раз 20. Не ответят, не добавят. У нас даже есть теория, как понять женщина Чудинова по отцу или по мужу. Если настоящая, то не ответит ни за что. Если по мужу, то пару раз мне удавалось завести контакт, впрочем не продолжительный.

Но после Мемориала я поняла, что это не недостаток, это то самое чудо, которое позволило народу выживать в тяжелых условиях. То чудо, которое мне позволило их найти в начале 21 века, считай середине уже. Если на момент исследования Сорокина они жили в одном и том же месте 200-300 лет, то прибавьте ещё 130 лет от 1895 года. Они и сейчас живут там же. Знакомьтесь, мои ставшие уже такими родными Майбуровы, Байбородины, Коколевы, Козицины, Светлаковы, Мичкины и др.

кок1кок2

Это особая фамилия, мы поговорим о ней позже:

бай1бай2бай3

май

Ну и так далее.

Пора перейти к Днк-генеалогическому исследованию. Мы конечно же помним троих Чудиновых из прошлой статьи, двое из которых принадлежат к гг N1b, один к N1a субкладу 1025.

Если учесть то обстоятельство, что Вятка и Пермь это огромные белые пятна в днк-генеалогических проектах, то и надеяться было сразу не на что. Если новгородцев и близ живущих северян исследовали хотя бы в научных целях, то тут ничего подобного. Точнее просто ничего. Но кое-какие крохи мы собрали, пусть это станет точкой отсчета для последующих исследований.

Итак гг N.

1.Нашёлся Козицин N-BY2911

2.Карпов N-YP609:

N1c1-06 Западно-Уральский филиал Z1936+ Z1934/CTS9925+ Z1928 / CTS2733+ YP6091+ YP6094+

 

3.Светлаков по частному сообщению И.Л.Рожанского принадлежит к гг  N, по данным СМИ.

4.Удмурты и бессермяне: N-M231

5.Сразу под Чудиновыми стоит финн Майонен. Нам он интересен своей фамилией, и родством с Чудиновыми собственно, что значит корень Май, как у Майбуровых? Со своим подозрительным сходством попал в наш список.

Джейкоб Майен ди. 1740 Иломанци, Финляндия — предок, N-M231

6.Финны вообще порадовали меня, люблю их. У нас есть несколько совпадений фамильных, и только лингвисты могут решить правы мы подозревая корневое родство этих фамилий или нет. Кокорин-?

Кокко — предок Коо 1673г, N25893

7.Мой любимый Мичкин. Мы же знаем что у финном нет буквы Ч, если бы предка не указал, не нашли бы. Цитирую:

Также  в  качестве  произошедших  от  чуди здесь  упоминались русская фамилия Савиных и коми-пермяцкая Майбуровых; сохранялось поверье  о  родстве  с чудью  в  д.Ташкинова  и д.Гашкова [Сорокин 1895: 35, 41]. Ср.: у коми — пермяков,  проживающих  по  р.Иньве,  о  своем происхождении  от  чуди  говорили  семьи Кудымовых, Мичкиных, Мичуковых, Ропичей [Оборин 1974:113]; известно, что имя Мичкин носил один из  четырех  коми-пермяцких  воевод,  взятых  в плен русскими при походе на Пермь Великую в 1472г. [Кривощекова — Гантман: 2006 б: 202–203].

Минккинен, предок Eric Grelsson Minckin, 1695, N-Y61551, прото — финский филиал.

От него произошла целая линия Минккиненов.

Я не знаю как звучал предок Минскин. Если бы у нас была хоть какая то статистика, мы бы не стали обращать внимания на такие сомнительные совпадения. Тут Минскин, а у нас Мичкин. Тут про-финская ветвь, а воевода то был пермяцкий. Но у меня есть маленькое оправдание, лингвистическое. Я обратилась к нашему специалисту по работе с электронными словарями ( В.В. Савенко) в надежде расшифровать Кокориных и Мичкиных из угорских  языков. Для начала она спросила меня, почему я выбрала именно эти две фамилии? Так  я и не выбирала. В итоге выяснилось, что они обозначают одно и тоже.

Мичкин.

«О. Даль приводит глагол МИЧКАТЬ в значении «бить» с пометкой перм. Словарь русских говоров в тех же краях отмечают больше вариантов для этого глагола 1. мять что-либо 2. Есть 3.тормошить, тискать в объятиях 4. Бить кого-, что-либо.

Современные словари удмуртского и коми не содержат этого слова. Я заглянула в санскрит, там есть корень mac (мач) в значении «бить, толочь, стучать, дробить». Очевидно, что этот корень до сих пор используем в варианте «мочить» в смысле убить. Я думаю, что корень мичк- тоже не финно-угорский, но когда-то давно туда попадал. При таком значении Мичкин может означать даже кузнеца. Во всяком случае, в санскрите кузнец образуется от глагола с таким значением (толочь, дробить, бить) хотя и другого, не mac-.

В говорах есть глаголы МИЧКНУТЬ — побороть кого-то, уронив на землю, на пол, и МИЧКНУТЬСЯ — упасть, шлепнуться с высоты.

В языке коми есть корень мич-. Он связан с красотой, украшением и крашением. Есть глагол мичоччыны означающий «заниматься крашением, ремеслом красильщика».

Кокорин

В удм. языке есть глагол КОКАНЫ — 1.стучать,бить,ударять,колотить 2.долбить,стучать (клювом) 3.взбить . Это возможно все-таки финский корень, который объясняет тот нос — kokki, который упоминала ранее из финского, фактически клюв. Приведу слова от этого глагола:

КОКАН, КОКЧАН — мотыга
КОКАСЬПИСЛЕГ — синица-кузнечик
КОКОРАН — зубило
синица-кузнечик косвенно подтверждает версию про кузнеца
И последнее. Помимо «замочить у нас есть в том же смысле «кокнуть»

русские говоры 19-20 вв.
КОКОРЯ — кулак Ростов Яросл.
КОКОРЬ — плотный, коренастый человек
КОКОТОК — удар, тумак, подзатыльник
КОКОТУШКА — деревянный молоток Вологда
КОКОШИТЬ — бить кого-либо / убивать до смерти
КОКША — 1.мотыга Арх. 2.род топора Новг.
КОКШИЛА — забияка, драчун
КОКШИТЬ — БИТЬ, КОЛОТИТЬ, взрыхлять землю,

В общем корень кок — в русском широко употреблялся в значении бить/колотить. Поэтому трудно понять, кто у кого заимствовал»

Получается две совершенно разные фамилии обозначают один и тот же корень со значением бить, колотить. Что означало это на древнем языке? На каком именно языке? Пермском или финском? В данном случае мы оставим вопрос открытым. Может наши финны из ФТДНА не родня ни Мичкиным не Кокориным. Скорее всего так и есть. Но только благодаря активным финнам мы смогли раскрыть эти интересные факты. Возможно речь действительно идёт о кузнецах, или правильнее сказать металлообработчиках. Потому что в 8-10 вв нашей эры почти в любом ф-у доме стояла печь и шло свое собственное производство железа и бронзы, в зависимости от дат. Бить-колотить можно и зерно, и землю, и лес рубить. Но думаю именно кузнецы то самое правильное решение. И множество слов из общего уральского звена, обозначающее это занятие. И в контактных зонах со славянами та же складывались какие то взаимные заимствования. Было бы интересно конечно проверить весь список пермяцких фамилий Сорокина. Сколько из них окажется «кузнечными»?

Далее гаплогруппа R1a порадовала нас Ершовым(z93), Ефимовым (Тверь предки, R-YP5079) и Карповым (Z283).

Манчуровы? Конечно z93, но тоже с натяжкой.

Mansur, b.1720, R-M512

Вот собственно говоря и вся информация, не густо. В гг I1 ни одна искомая фамилия мне не попалась.

Интересные фамилии речные попадаются в гг N. Лузянин, причем среди финнов, а так же Пермяков и Зырянов. Эти примеры показывают нам насколько ономастика бывает точна, и народная память как точно может отражать родовые особенности.

Касаемо «речных» фамилий выше, есть у меня одно подозрение. Именно так в средневековье обозначали князей по их уделам. Практически все средневековые князья имеют географические фамилии, за исключением Московских. Очень многие княжеские рода, особенно северные потеряли свои наделы и перешли во власть других князей. Со временем их потомки становились обычными служилыми людьми. А вот фамилии возможно остались.

Все теперь в ваших руках други, можете дополнять наш список новыми данными из разных проектов, это очень увлекательное занятие кстати. А если вы носитель вышеперечисленных фамилий, то время сдавать Днк-тест. Вас ждет не просто кучка энтузиастов, а не больше, не меньше  история родины нашей. Немного пафосно, но максимально приближено к истине.

Мы сейчас дополним список чудских фамилий Сорокина подробностями, собранными краеведом Шумиловым Е. Н., и перейдем к последней загадке нашего повествования, загадка Ивана Калиты, то — есть Никиты Байбороды сына Иванова.

Морозов. Фамилия известна в Нытвенском, Куединском, Еловском, Березовском, Очерском, Кунгурском, Октябрьском, Ординском р-нах. Предки нытвенских Морозовых – Родка, Елеска и Бориско Игнатьевы дети Морозовы – до 1671 г. проживали в ильинской дер. Поспелова. Родоначальниками ординских и кунгурских Морозовых были братья Емелка, Мишка, Якунка и Ивашко Игнатьевы дети Морозовы, жившие в 1646 г. на осинской земле в починке Морозов и дер. Пизьма. Прозвище Мороз могли дать закаленному человеку или родившемуся зимой.

Мокрушины с инородческим типом лица
Мокрушин.Фамилия известна в Ильинском, Краснокамском, Нытвенском, Верещагинском, Очерском, Чердынском и Карагайском р-нах. Родоначальником верещагинских Мокрушиных стал Петрушка Тихонов сын Гилев, обитавший в XVII в. на территории современного Ильинского р-на. Его брат Савка, проживавший в 1678 г. в ильинской дер. «На речке Паршакова» писался Мокрушиным (их отец Тихон носил прозвище Мокруша). В 1700 г. сын Петрушки Козма также был известен как Мокрушин. На верещагинской земле Мокрушины появились до 1733 г.

Ташкинов.Фамилия встречается в Юрлинском р-не. Здесь, в дер. Чужья, Ташкиновы жили в 1721 г. Их родина – Кайгородский уезд. В 1678 г. Ташкиновы обитали в кайгородском погосте Лоинский и близлежащих деревнях.

Петухов.Фамилия известна в Ординском, Уинском, Оханском, Осинском, Ильинском, Добрянском, Сивинском р-нах. Родоначальником Петуховых на сивинской земле был чердынец Гришка Иванов сын Петухов, поселившийся здесь в 1676 г. Предками осинских, уинских и ординских  Петуховых являлись братья Оверкейко, Ивашко, Ивашко (второй) Максимовы дети Петуховы и Максимко Якимов сын Петухов (возможно, их отец), обитавшие в 1646 г. в осинской дер. Петухова. На уинской земле Петуховы проживали в 1719 г. в дер. Суда, на ординской – в дер. Голухина (Иван Гаврилов сын Петухов). Оханские Петуховы ведут родословную от Гришки Дмитриева сына Петухова, жившего в 1623 – 1624 гг. в Очерском острожке (ныне с. Острожка) и его братьев Марка и Ивашка. В основе фамилии прозвище Петух. Так в народе зовут задиристого человека, забияку.

Пономарев.9200 носителей. Фамилия известна в Нытвенском, Оханском, Пермском, Ильинском, Еловском р-нах. Одним из предков ильинских Пономаревых был Иван Федоров сын Пономарев, выходец из Черевковской волости Устюжского уезда. В 1700 г. он проживал здесь в дер. Семина. Другим предком ильинских Пономаревых являлся Козма Иванов сын Пономарев, выходец с реки Вага из дер. Самсониха Кокшенской четверти. Родоначальниками нытвенских Пономаревых являлись устюжане Пономаревы, выходцы с реки Пушма (они появились на нытвенской земле в первой четверти XVIIIв.).  Еловские Пономаревы ведут свою родословную от Ондрюшки Евтифиева сына Пономарева (жил в 1646 г. в еловском с. Дуброво), оханские – от Перфилка (Первуши) Семенова сына [Пономарева] и его брата Лучки, живших в 1623  – 1624 гг. в Очерском острожке (ныне с. Острожка).

Масленников.Фамилия известна в Кунгурском, Куединском, Чусовском, Еловском и Ильинском р-нах. Предком ильинских Масленниковых был Логин Зиновьев сын Масленник, выходец из дер. Гарусова Новгородского уезда. Он проживал здесь, в дер. Макурина, в 1725 г. Масленник – баловень, любимчик, кого держат в холе, нежате  (В. И. Даль).

Светлаков.Свыше 1000 носителей. Фамилия известна в Частинском, Осинском, Еловском, Юрлинском р-нах (ранее Светлоков). Предками юрлинских Светлаковых были кайгородцы Светлоковы, поселившиеся здесь в XVIII в. В 1678 г. Светлоковы обитали в Зюздинской волости Кайгородского уезда. Родоначальник осинских Светлаковых – Васка Кузмин сын Светлоков, живший в 1646 г. в слободе «На усть Осы речки» с сыном Оничкой. Его сыновья Оничка и Ивашко проживали в 1678 г. здесь же.

Овчинников.6300 носителей. Фамилия известна в Александровском, Очерском, Оханском, Кишертском, Большесосновском, Частинском, Кунгурском, Ординском, Верещагинском, Ильинском, Нытвенском, Юрлинском, Чусовском и Карагайском р-нах. Предки ильинских Овчинниковых – усолец (соликамец) Петрушка Осипов сын Третьяков, живший с 1672 г. в погосте Ильинский (его сын Осип писался Третьяковым, а внук Нассон – Овчинниковым, так как он выделывал овчины) и Петрушка Васильев сын Коуров, обитавший в 1678 г. в дер. Сучкина (его сын Леонтий в 1700 г. писался Овчинниковым). Овчинник – мастер, выделывающий овчины, скорняк.

Трушников.Фамилия встречается в Юрлинском р-не. Предок юрлинских Трушниковых – Митрофан Михеев сын Трусников, проживавший здесь, в дер. «На усть-Бадье», в 1721 г. Родина Трушниковых –Кайгородский уезд. В 1678 г. Трушниковы обитали в Зюздинской волости Кайгородского уезда.

Новиков.8300 носителей. Фамилия известна в Ильинском, Очерском, Верещагинском, Карагайском, Нытвенском, Кунгурском, Усольском, Уинском, Пермском, Сивинском р-нах. Предки ильинских Новиковых – Павел и Ивашко Ди(е)ев дети Новиковы, жившие здесь с 1672 г. Их отец происходил из посадских людей Соли Камской. Новик – прозвище новопришлого человека, переселенца.

Чудинов.Фамилия известна в Ильинском, Карагайском, Верещагинском и Сивинском р-нах. Предок сивинских Чудиновых – Амос Яковлев сын Чюдинов (ум. 1728 г.) – жил в 1722 г. в починке Маподом.

Чудиновых я знаю и пораньше, в конце 1600-х годов в Строгановских городках.

К сожалению это всё. Самые мои любимые фамилии не вошли. Ни Майбуровы, ни Байбородовы. Остаётся только довериться Сорокину, что они чудского, либо пермского происхождение. Помните интересную фамилию протоирея Александра Балыбердина? Думаю её смело можно добавить к этому списку двусоставных фамилий не понятного происхождения. И кстати из Балыберды,  Байборода при желании вполне мог получиться.

Касаемо Байбороды, существует небольшая детективная история, связанная с этой фамилией. Я обнаружила её достаточно случайно, прочитав книгу Аверьянова «Загадка завещания Ивана Калиты». Это серьезное исследование, которое позволяет прояснить некоторые исторические неточности и затруднения. В главе под названием Галич рассказывается о противостоянии двух князей, и союзником одного из них выступает некий ветлужский князь Никита Иванович Байборода, и представьте себе града Хлынова.

Эта история начинается с цитированием Н.М Карамзина так называемого «Летописца Воскресенского монастыря». Впрочем он признал его недостоверным и народной сказкой. История такова: « 1332 г . Приехали из Орды вси князи рустии, и достался в удел князю Семену Ивановичу Кострома да Галич, князь жил год и приставился. Осталось два сына у него князь Федор и Андрей. Первому достался Галич. Андрею же Кострома. И женился Андрей у ветлужского ис Хлынова города у князя Никиты Ивановича Байбороды».

1350 у Андрея рождается сын Иван Андреевич. Затем идет история вражды нашего Андрея с его дядей Андреем Семеновичем Костромским и Никитой Байбородой. Что в итоге привело к тому что в 1372 г Никита Иванович с ногайскими людми и воеводами и с луговою черемисою напал на обитель, построенную отцом Андрея, и убили иноков, проявивших чудеса героизма.

«С тех пор запусте монастырь Воскресенский. И не попусти Бог князе Никите, прииде на его землю болезнь коркотная и изомроша вси, и погибе град Хлынов и после того времени много кровопролития было». В итоге и он сам, и сын его тоже погиб, или сыновья.

В этом событии много загадок, историки плохо себе представляют кто все эти люди, но для этого читайте книгу. Эпидемия чумы в Хлынове и вообще по северу была, но позже в 1420 годах. Что я хочу сказать по этому вопросу. Во-первых мы видим первое упоминание фамилии Байборода на Вятке в городе Хлынове. Этого вы не найдёте в интернете в описаниях фамилии. Во-вторых род князя прервался, и прошлась страшная эпидемия, но фамилия выжила. Вопрос на миллион, так всё-таки пермская это фамилия, или славянская? Веселовский опять же по непроверенным интернетным данным указывает эту фамилию:

Авксентий Байборода, 1406 г., Псков;

Борис Байбородин, крестьянин, 1624 г., Нижний Новгород.

Этимологическую версию с красивой бородой я даже обсуждать не хочу.

С одной стороны это север Руси, с другой явно не Вятка, с третьей один регион. Хотя миграция могла идти в любую сторону. К сожалению, Сорокин в своем исследовании не указал значение слова Байборода в пермских языках, нам приходится только гадать. Славянскую фамилию имел Никита Иванович, или пермскую. Варианты тут можно придумать разные, например что княжна дома Рюриковичей вышла замуж за видного пермского гражданина Байбороду. Напомню, что все князья в окружении Никиты Ивановича обладали географическими прозвищами, характеризующие родовой удел князя. В этом плане Никита стал редким исключением. Возможно, какие то данные об этом историческом лице найдутся с течением времени.

По поводу версии автора книги о том, что Никита Иванович Байборода и Никита Федорович Ростовский одно и тоже лицо могу сказать его же словами. Маловероятно, что летописцы ошиблись даже не два, а три раза. С отчеством, фамилией (возможно все же пермского происхождения) и наконец напутав со стольным градом князя. Нет ничего удивительного в одновременном существовании двух князей Никит с разными отчествами и фамилиями и в разных местах правящих в одно время. Такое бывает. По факту у нас совпадает только имя. Так что будем искать другие источники для уточнения личности хлыново — ветлужского князя.

К счастью Сорокин оставил для нас подробное описание фенотипических данных именно человека по фамилии Байбородов, с радостью привожу его свидетельство:

«Чудского происхождения, по преданию, сохранившемуся между своими, фамилии: Байбородовы в с. Гидаеве, Майбуровы в д. того же названия (однако фамилия эта встречается у зырян Вологодской губернии, по словам самих Майбуровых), Ташкиновы в д. того же названия и отчасти Гашковы. Было бы бесполезно искать в говоре и обычаях только что перечисленных потомков чуди каких-либо характерных особенностей: этим они не отличаются от соседних русских. Физиономические особенности невозможно выяснить при том беглом наблюдении, на которое я имел возможность; приведём несколько частных случаев.

Байбородовы. 1. Старик 60 лет, среднего роста, лицо производит впечатление инородца, скулы широкие; глаза серовато-голубые, волосы русые, борода очень маленькая, рыжеватая.

– 2. Старик 70 лет, роста среднего, лицо продолговатое, скулы не выдающиеся, особенностей вообще мало, волосы жёлто-русые, борода маленькая, русая, седеет.

– 3. 34-летний мужчина, среднего роста, лицо скуластое, волосы русые, усы светло-русые, борода тёмно-рыжая, средней величины, цвет лица розовый.
Того же селения фамилия Морозовых – старинная местная и может быть чудской:

– 1. Мужчина 32 лет, среднего роста, с полурусским лицом, борода маленькая рыжеватая, глаза серые.

2. 46 лет, среднего роста, склад лица инородческий, скулы широкие, рот большой, глаза серые, лицо бесцветное, волосы русые, борода тёмно-русая, почти чёрная, окладистая.

Два типа – светловолосый белокожий и тёмноволосый смуглокожий вообще можно довольно легко выделить среди населения. К последнему принадлежит фамилия Ташкиновых. Отличительные черты, взятые с типичнейших экземпляров, – круглая большая голова, тёмные волосы на голове и бороде, лицо округлое, кожа тёмная. Тёмные круглые глаза далеко отставлены от небольшого, как бы затёртого плоского носа. Гашковы вообще смуглы. Вот наши наблюдения. Прибавим сюда, что у чудского семейства Зюздинского края Воробьёвых мы нашли широкоскулое, недлинное лицо, с узкими глазами, русые волосы, поздно вырастающую маленькую рыжеватую бороду, серые глаза, прямой мясистый небольшой нос.

По народным преданиям, наружность чуди была не из привлекательных на русский вкус. Так, в с. Лонье рассказывали мне про старуху из чудской семьи: удивительного, специально, так сказать, чудского, в ней было – огромные зубы».

Это ничего не дает нам в плане раскрытия этимологии фамилии, но интересное свидетельство для тех, кто занимается антропологией. Хотя конечно данных приведено очень мало.

По поводу этимологии некоторых фамилий:

« Чтобы увеличить запас слов, относящихся к чуди, рассмотрим ещё названия урочищ, вод и т.п. В этом случае на первом месте мы поставим те названия, которые народным преданием приписываются прямо чуди, б.ч. её богатырям. От имён этих богатырей получили названия: с. Гидаево (Гид), Буркова гора близ него (Бур-ко), Нелысова (Нелыс), Кукшинова (Кукшин). Не вдаваясь в дальнейшее исследование, заметим, что слово бур входит в состав вышеприведённой фамилии Майбуровы, в слове Нелыс можно выделить пермяцкий корень ныл; что касается до слов гид и кукшин, то при всём их созвучии с пермяцкими допустим их чудское основание. Прибавим сюда имя предка фамилии Ташкиновых – Ташко или Ташка».

 

Итак мы наконец заканчиваем наше исследование. Выводы сделаем чуть ниже, очень сложно пройти мимо таких фотографий. Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.  А глаза — то какие светлые. Замечательные фото, и вот тут как раз работа для антропологов. Типы действительно разные.

Первые фотографии жителей Пермского края.
«В конце 1860-х годов К.Чайковский побывал в Перми и сфотографировал жителей города и области. На фотографиях показаны простые люди, живущие 150 лет назад, которые не могли позволить себе фотосъемку. Все фото сделаны в 1868 году». А в 1895 земляки этих людей описаны Сорокиным.

пермяк1пермяк2перм3пер4

Друзья, всем кто прошел этот не легкий путь в 50 страниц, самое время отдохнуть. Мы сделали все выводы по ходу исследования. Наверно не возможно поставить точку в подобном вопросе. Его и охватить то не возможно целиком в рамках одной статьи. Около трети информации, которой я бы хотела с вами поделиться, осталось за кадром.

И о древнем селе Чудиново Кировской области. Основано согласно грамоте Московского патриарха Иосифа в августе 1647 года, с построением в нем деревянной Троицкой церкви. Каменная церковь была построена в 1748-1765 годах. По всей вероятности большая доля Вятских Чудиновых является выходцами именно из этого села. Спасибо иеромонаху Никодиму Полушкину, настоятелю  церкви за ценные советы и фото документов: храмозданной грамоты архиепископа Ионы Вятского в 4 частях и др. А так же за ссылку на Александра Балыбердина.

И о князьях Белозерских, имеющих параллельную вторую линию. И спасибо И.Л. Рожанскому за доп. сведения. Теперь мы лучше понимает кто были эти люди, откуда они:

«Про белозерских князей есть информация с проектов Рюриковичей. Их там трое, и все от разных «отцов». Белосельский-Белозерский из северной евразийской супер — ветви R1a-YP569, Шелешпанский из южно-балтийской N1a-L1025 (дочерняя от L550), Вадбольский — из «титульной» для Рюриковичей N1a-Y10931».

Мы пока знаем о двух ветвях князей Белозерских. Но третья тоже имеет право на существование, которая существовала сразу после Синеуса, вплоть до Ростовских князей. Вот угадайте какая из трех? Рюриковичи вероятно соответствуют основной линии. Остаётся на рассмотрение еще две.

О миграции корелы на Русь после подписания Столбовского мира. Возможно именно так предки Захара Прилепина стали северными русскими (http://pereformat.ru/2018/05/zahar-prilepin/).

О государственной границе Руси, определённо при заключении Ореховицкого мира в  1323г. Которая фактически разделяла  емь, ставших из за этих событий финнами,  и корелу, подданными Руси.

И о новой работе в Историческом Формате, в которой рассказывается о топонимах Русь, и племени Русь, которое проживало почти там же где наша Чудь, на территории в том числе Эстонии, и  в те же времена

Митогруппы финнов сибирского происхождения А и Д и Z, как носители монголjидных признаков.

И много чего еще ждет своего часа. Самым главным нашим не решенным вопросом остаётся вот эта карта И.Л. Рожанского.

кар

-ToBHmb0MLc

Посмотрите на зеленые кружки. Это мы, славяне, и балты, и эстонцы, и мы не знаем о происхождение этой своей части ничего, абсолютно ничего. Кроме того, что эта линия ГГ N1a (L550)зародилась 3700 (усредн) лет назад. Как и когда они пришли на РР, когда слились со славянами, и балтами, почему даже литовцы и латыши имеют легкую монголоидность, а славяне нет, на каком языке они говорили и.т.д, и.т.п. Кто то должен ответить на эти вопросы. А Норвегия? Никого не смущает предковая линия в Норвегии. А я ведь нашла для вас замечательную статью по норвежской нумизматике, позволяющую пролить свет на данный вопрос. Но это уже совсем другая история. Точно не сегодня.

А сегодня  мы узнали:

Что чудью называли племена, проживающие на западе Чудского озера. Это означает что часть современных эстонцев является чудью. Хотя история этого народа пережила много событий, из-за которых старые линии могли прерваться, но мы надеемся на лучшее.

В 9-10 вв нашей эры север Русской Равнины был объединён мощным союзом местных племен. В том числе торговым путем из «финно-угры в Булгры». Не самое удачное название конечно. На фоне этого союза состоялось призвание Рюрика. В начале 10 века в Заволочье и Приильменье наблюдается рост протогородских образований, вовлеченных в торговые отношения, судя по данным нумизматики. Мы выяснили что Синеус все-таки мог находится в Белозерье, в одном из трех поселений: Минино, Крутик, либо Никольское 1. Есть маленькая вероятность, что одна из трех Днк-линий современных потомков Белозерских князей содержит одну, принадлежащую легендарному Синеусу, точнее его реальному прототипу.

С развитием другого пути из варяг в греки наблюдается кризис в вышеперечисленных «торговых центрах». Жизнь в них замирает вплоть до 14-15 вв. Зато на сцену выходит Белоозеро и Каргополь.

Чудью в Заволочье называли местные племена, потомки веси и мерян. Весь была белоглазой чудью, меряне- черной. Возможно на этой территории до 6 века нашей эры существовала группа населения, родственная племенам, проживающим на Чудском озере, либо близкая им по языку.

На Каме славяне встретили население кочергинской а.к. Её предки (еманаевская а.к.) разговаривали на каком-то из финских языков, в отличии от пермских языков кочергинцев. Вплоть до 1895, время исследования Сорокина, это пермское население так и оставалось в пределах Кировской- Пермской области. Фамилии данного населения, потомков кочергинцев во многом отражают род занятий жителей средневековья, либо былинных героев эпоса. Некоторые корни, оставшиеся в языке местных жителей с кочергинских времен , как показывает топонимика, могут пересекаться с финскими языками.

Если говорить о родовом составе жителей Кайской области конца 19 века, и их потомков, на фоне слишком маленькой статистики какие — либо выводы преждевременны.  Предполагаем преобладание разных субкладов гг N.

Если вы заметили себя в списке выше приведенных фамилий, значит пришло время сдавать Днк-тест. Московская лаборатория Днк-генеалогии ждёт Вас. Подробности Академия Днк-генеалогии:

http://dna-academy.ru/test/

На фото неизвестная семья  Чудиновых из Пермской области. Фото предоставлено

Людмилой Коровиной (Зобачевой), бабушка которой было крестной матерью в этой семье.

чудиновыперьм

Карта гидронимов с формантом «-ица» на Вятке. Автор И. Л. Рожанский.

Реки на «-ица» отмечены оранжевыми кружками, реки на «-юг» — голубыми.

Вятка

 

 

С Вами как всегда Вероника Северная.

 

Список литературы как всегда не по алфавиту:

 1.Иванищева М. В.Поселение Царева-I в южном Заволочье

«Известий ВОИСК» , V выпуск
https://www.booksite.ru/fulltext/5vo/isk/1.htm

2.Захаров С.Д., Меснянкина С.В. Могильники поселения Крутик: первые результаты исследования; Археология Владимиро- Суздальской земли Материалы научного семинара, вып 4;

3.Бубрих, Д.В. Происхождение карельского народа : повесть о союзнике и друге русского народа на Севере. — Петрозаводск : Госиздат. Карело-Финской ССР, 1947

Источник: http://elibrary.karelia.ru/book.shtml?id=27495#t20c

4.Кто такие немцы И.Л. Рожанский

http://pereformat.ru/2016/01/kto-takie-nemcy/

5.ЧУДЬ С РУССКИМИ ИМЕНАМИ:

КОГО И КАК ПОМИНАЮТ НА ЧУДСКИХ МОГИЛЬНИКАХ?

(материалы Верхнего Прикамья) Светлана Юрьевна Королёва

к. филол. н., доцент кафедры русской литературы

Пермский государственный национальный исследовательский университет

https://docplayer.ru/45348270-Chud-s-russkimi-imenami-kogo-i-kak-pominayut-na-chudskih-mogilnikah-materialy-verhnego-prikamya-1.html

6. ВЯТИЧИ: ВОПРОСЫ РАССЕЛЕНИЯ, ЭТНОГЕНЕЗА,
ПЕРИОДИЗАЦИИ И ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ
А.А. Майоров Орловский государственный институт культуры, ИФ.

7. Сорокин, П.М. — Чудь Кайского края,1895

8. Аверьянов К.А Загадка завещания Ивана Калиты – М:, 2018

9. М. Жих О СООТНОШЕНИИ «НОВГОРОДСКОЙ» И «ЛАДОЖСКОЙ» ВЕРСИЙ СКАЗАНИЯ О ПРИЗВАНИИ ВАРЯГОВ В НАЧАЛЬНОМ РУССКОМ ЛЕТОПИСАНИИ // Вестник «Альянс-Архео». 2018. Вып. 24. С. 3-44

https://www.academia.edu/36856845/О_соотношении_Новгородской_и_Ладожской_версий_сказания_о_призвании_варягов_в_начальном_русском_летописании_Вестник_Альянс-Архео_._2018._Вып._24._С._3-44

10 С. Н Азбелев «Как совершались походы Руси на Константинополь». Опубликовано 07.12.2011. Сайт Переформат

http://pereformat.ru/2011/12/pohody-rusi-na-konstantinopol/

11.Андрей Пауль Балтийские славяне. От Рерика до Старигарда

https://history.wikireading.ru/235172

12.Происхождение финно-угорских (уральских) народов

Н. Ф. Мокшин заведующий кафедрой дореволюционной отечественной истории, археологии и этнографии ГОУВПО «МГУ им. Н. П. Огарева», доктор исторических наук, профессор (г. Саранск, РФ)

http://csfu.mrsu.ru/arh/2009/3/42-53.pdf

13.Угрюмов Кокшеньга

https://www.booksite.ru/fulltext/kok/she/nga/ugru/mov/

14.СЕРЕБРО НА СЕЛИЩАХ: МОНЕТЫ И ТОРГОВЫЙ ИНВЕНТАРЬ IX–XI вв. В СУЗДАЛЬСКОМ ОПОЛЬЕ

Макаров Н.А.,Гайдуков П.Г. Гомзин А.А.

15.ЧУДЬ(Татищев)

http://www.e-reading.club/chapter.php/55891/72/Tatish..

16.ШУМИЛОВ Е. Н. В ПОИСКАХ СВОЕГО ПРЕДКА.

Краткие сведения о первых носителях пермских фамилий.

2-е изд., доп. Пермь, 2008.
http://rodovoj.blogspot.com/2017/01/blog-post_78.html

17.Новые грамоты арским князьям на Вятке

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Russ/XVI/1500-1520/Gram_arsk_knjaz/text.htm

18.С.Д. Захаров ПОСЕЛЕНИЕ МИНИНО I НА КУБЕНСКОМ ОЗЕРЕ:

КУЛЬТУРНЫЙ СЛОЙ, ПОСТРОЙКИ, ХРОНОЛОГИЯ (ПО РЕЗУЛЬТАТАМ РАБОТ 1996-2001 ГГ.)

19. О. В. Смирнов
К ВОПРОСУ О ПЕРМСКОМ ТОПОНИМИЧЕСКОМ СУБСТРАТЕ НА ТЕРРИТОРИИ МАРИЙ ЭЛ И В БАССЕЙНЕ СРЕДНЕГО ТЕЧЕНИЯ РЕКИ ВЯТКИ (В СВЕТЕ ЭТНИЧЕСКОЙ ИНТЕРПРЕТАЦИИ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ КУЛЬТУР).

20. Об имени «Вятка Сергей Ухов

http://herzenlib.ru/almanac/number/detail.php?ELEMENT=gerzenka12_2_2&NUMBER=number12

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Реклама

Чудь Ливонская, Заволочская, Камская: 49 комментариев

  1. Виктория Сова

    У большого материала есть проблемы с восприятием. Но ничего, со временем «прорастет». Из-за габаритов материала многие не дочитают, с мыслью «зачем опять толочь воду в ступе». Я тоже, еще не осмыслила все. Но воду Вы точно не толкли. В каждой статье есть некая авторская идея (без того неинтересно писать), но большинство статей очень однобоки в рамках своей идеи. И важна суть самой этой идеи. Она диктует глубину анализа. И подачу информации. А уж подача информации сама может сформировать еще идеи и вопросы, о которых исследователь ранее даже не задумывался, когда начинал свой «путь». Или ничего не сформулировать, а подтасовать под первональную мысль.

    Я не врубилась еще является ли мысль, что «чудь» и «чухня» это варианты одного и того же названия вашей персональной идеей или ее кто-то уже ранее формулировали, а Вы ее информационно весьма успешно «поддержали». Действительно, из того, что Вы изложили такое нужно рассматривать, как возможное решение. Этими созвучными названиями называются одних и те же люди.

    Действительно слово «чудь» не может быть финским, там не было не только Ч, но и Д. И не было Г, хотя у нас много любителей объяснять топонимику с –га из финского языка. Приводя, естественно, -ка/-ха. Сейчас эти «недостающие» буквы введены в алфавит, чтобы для заимствованных слов не подбирать близкие звуки, как до этого. Хотя подозреваю, что произносят они их на свой манер – «не любит» финский язык звонких звуков и шипящих. Это произошло относительно недавно.
    Когда все эти звуки вошли в так называемые ф-у языки мы вряд ли когда-то узнаем.

    Если бы Вы задали мне вопрос не только про Мичкина и Кокорина, а про возможность того, что чудь/чухня имеют общее происхождение, то мне есть, что об этом сказать. Хотя, без самой такой идеи я об этом даже не задумывалась. Вам спасибо за то, что Вы своим информационным материалом эту мысль облекли в реальность. Другое, что меня у Вас заинтересовало — это про заволочскую чудь и Волхов.
    Об этих 2-х темах составлю материал и выложу позже. Хотя нет, есть еще «хиновы».

    Нравится 1 человек

    1. Спасибо за оценку, буду ждать Ваших комментариев, они всегда важны для меня.
      Кроме хиновы есть еще всё-таки Байборода — ключевая фигура в нашей истории. Что значат эти два корня из пермских либо славянских? Просто язык наших предков 12-13 вв достаточно скуп, я про длину слов. Это можно наблюдать и в названии племен: чудь, емь, суть, итд. Возможно это свойство северо-русских говоров того времени. Но и Байборода как фамилия не выходит из линии Плесков- Н. Новгород-Хлынов-Пермь. Трудно представить что для обозначение любого качества бороды могло использоваться любое другое слово кроме бородач. Если подразумевался «баятель»- сказочник, враль, говорун, его бы и назвали баян или баер, это условно конечно. Двусоставные фамилии ярко проявляются на юге, опять же казаки 17 век, там мой любимый персонаж под фамилией «Убийдядько». Может я конечно не права, но два корня больше пермскую традицию напоминают. Не зря же Майбуров есть, где Бурко герой эпоса, а май тогда что. Вдруг Вам попадутся где такие корни.
      Если возможно как либо решить вопрос к какому языку принадлежал Байборода, это смогло бы пролить свет на большую загадку в истории нашей общей, что же за князь был Никита Иванович Байборода. Новгородских земель, ветлужских, или наполовину пермяк.

      Нравится

  2. И. Рожанский

    >Плыли по Каме, потом зашли на Вятку, увидели Чудь — болванский городок, и решили выгнать местное население, и пожить там самим, назвав этот город Никулицын, он стоит и поныне (Котельнич).

    Если честно, я совершенно не в курсе отосительно «Сказания о земле Вятской» и страстей вокруг него, но упомянутый Вами Котельнич – очень любопытное место с точки зрения Государственного Водного Реестра РФ. Во-первых, от него отсчитываются разные водохозяйственные участки, на которые делится бассейн Вятки. Во-вторых, если провести от Котельнича линии на 150 км на север и на 200 км на запад, и по ним построить прямоугольник, то в его границах окажется 58 рек с формантом «-ца/-ица», который считается архаичным славянским. Даю полный список из Реестра, чтобы можно было убедиться в их славянской этимологии: Бабица, Белая Холуница, Большая Дубовица, Большая Озерница, Большая Просница, Большая Светлица, Боровица (3), Верхняя Глушица, Вобловица, Волосница (2), Выдрица (2), Гараница, Глушица, Горельница, Грядовица, Даровица, Двойница, Денная Волосница, Доровица, Дубовица, Истобница, Кленовица, Луговица, Малая Волосница, Малая Дубовица, Малая Просница, Малая Светлица, Малая Холуница, Мелковица, Мостовица, Мутница, Ночная Черняница, Озерница (3), Орловица, Переходница, Плесница, Погиблица, Прудовица, Ромовица, Рубежица, Светлица, Талица, Талица-Ил, Хвощевица, Холуница, Чахловица, Чащевица, Чепца, Черная Холуница, Черновица, Черняница, Язвица. Не совсем понятные Холуницы происходят от местного диалектизма «холуй» — песчаная отмель, перемещающаяся из-за течения реки.

    К северу, югу и востоку от этого прямоугольника реки на «-ица» резко идут на убыль или пропадают вообще. К западу их пояс проходит через земли «племени Юг», о котором шла речь в обсуждении первой статьи о чуди. В Центральной России, к югу от линии Смоленск-Тверь-Ярославль, такие гидронимы встречают весьма редко, отчего, собственно, и обратил внимание на необычно высокую концентрацию на Русском Севере. Вятская земля по их плотности на территории б. СССР уступает только северо-западу Смоленской области, югу Псковской и белорусскому Поозерью с центром в Полоцке. Кажется, нетрудно догадаться, какое из славянских племен оставило следы на Вятке, и когда. Созвучие «Вятка» и «вятичи» явно относится к разряду случайных.

    «Новгородцы» (условные) появились в этих местах рано, и, судя по всему, либо тогда же оттеснили местное население, либо пришли на пустовавшие земли. В Водном Реестре для водохозяйственного участка от Кирова до Котельнича (западная часть прямоугольника) есть информация по 178 водным объектам, имеющим названия. Из них 3/4 (134 из 178) имеют очевидную русскую этимологию, в том числе 32 (!) – с окончанием «-ица». Последняя цифра сопоставима с числом гидронимов, в которых внешне не просматрвается славянское происхождение. Их всего 44, в том числе 5 – с окончанием «-юг» (Верлюг, Кузюг, Шубрюг, Шубрюг Полуденный и Шубрюг Северный). Повсюду вокруг «вятского прямоугольника» соотношение славянских и местных гидронимов обратное. Такая вот загадка.

    Пока не смотрел лекцию однофамильца (родственника?) легендарного советского альпиниста В. Балыбердина, а потому не знаю, что говорит «Сказание» о путях, которыми потомки кривичей пришли на Вятку. Потому буду исходить из исторических, лингвистических и гидрологических реалий. Путь вниз по Волге, потом вверх по Каме и Вятке не слишком реален, потому что большая его часть проходит по землям недружественных Новгороду государств, включая Ростово-Суздальское княжество. Набег или торговый караван так могли бы пройти, но не постоянный поток поселенцев. Да и путь неблизкий даже по сегодняшним меркам. Кратчайший речной путь от Устюга вверх по Лузе (притоку Юга) был закрыт. Татищев сообщает о неудачном походе на живших в тех местах югдоров («племя Юг») в 1193 году, т.е. на 2 десятиления позже взятия Чуди — «болванского городка». Значит, остается северный маршрут в обход непокорного «племени Юг» — по Вычегде, ее притокам, и далее волоком в бассейн Вятки, либо через Каму. Тем же путем в XIV-XV веках шло освоение Перми Великой. Колонизация со стороны суздальцев не проходит из-за зашкаливающей доли вятских гидронимов на «-ица», которых в их родных местах почти нет. А что говорит по этому поводу «стандартная модель», если такая существует?

    Нравится

    1. Спасибо большое за комментарии. Поразительный материал по гидронимам.
      Я сама не возьмусь интерпретировать данные, картография это не моё, приведу просто пример Трубачева. При определении славянской прародины на Дунае, он категорически утверждал, что отсутствие славянских топонимов является как раз аргументом за проживание там славян. Логика такова, что на постоянном месте проживания могли использовать топонимы которые уже существовали до них. А вот при миграции на новые места идет ономастический взрыв. Если я не очень сумбурно выразилась. Как следует из статьи А.А. Майорова в ИФ, вятичи сели на земли голяди, снизив датировки мы доказываем преемственность населения на Оке. Если это так, то Окские вятичи сели и на топонимы мощинской культуры. А при теоретическом прибытие на Вятку как раз дали новым рекам новые названия. Думаю ситуация тут требует тщательного осмысления. Я просто люблю когда есть запасная версия, вот и придумала вятичей.

      Пути движения на Вятку: все отвергают нижний путь через казанские племена. Остальные версии надо помониторить у разных исследователей, не было такой задачи.

      По поводу финских языков вы конечно правы, не надо обобщать. Надо говорить про здесь и сейчас. Я не знаю что было в 10 веке, но по поводу самого начала 14, есть интересное свидетельство. При составления Ореховицкого мира со шведами была проложена государственная граница. По факту она пролегла между племенами емь и корела. Интересного тут то, что шведскую сторону описывал финн (информант), а нашу корельский информант. И эти топонимы весьма разнились по произношению Русский вариант записан с корельским акцентом, латинский и шведский с финским. Сейчас покажу. Цитата полностью.
      » русский договор, карел: Севилакша, Торжеярви, Сергилакши, Жити, Уловежа, Кореломкошки, Колемакошки
      В латинском и шведском договоре финское звучание. Вместо ш и ж даются свистящие согласные s и x. Лат. Sawolax, шв. Sauolax, лат и шв. Torsajaerffui, лат и швед. Saerkilaxi, лат и шв. Sithi, лат. Carelakoski, шв. Kolomakuski, лат. Yliuesi, шв. Yleuesi.
      Кроме того, в русском тексте в ряде случаев звучат употребляемые в карельском, но нежелательные в финском звонкие согласные Б и Г, вместо них в латинском и шведском тексте звучат глухие согласные П и К, примеры…»
      Как мы видим у карел шипящих очень много, ооочень.1323 г.
      Заключал князь Юрий, посадник Варфоломей и и тысяцкий Аврам.

      Нравится

  3. И. Рожанский

    >«не любит» финский язык звонких звуков и шипящих. Это произошло относительно недавно.

    Действительно, не любит, равно как и эстонский, но во всех остальных шипящих, аффрикат и звонких согласных предостаточно, включая близкородственный финскому карельский. Наглядный пример — всем известные топонимы Кижи и Кандалакша. Ня языке коми русский — «роччи», так что с Ч у финно-угоров тоже все в порядке. Не надо зацикливаться на одних только финнах, на фонологию которых сильно повлиял «палеоевропейский» субстрат.

    Нравится

  4. Сегодня была на презентации книги, и случайно удалось поговорить с археологом. Оказывается что славяне на реке Воронеж, сидящие одновременно с вятичами(на Дону), это не вятичи! Хотя везде написано что да, и я везде читала, и сама всех убеждала. Видимо кто то один написал не правильно, остальные переписали у него. Так что вопрос кто дал название Воронежским ежам и югам открыт. Точно не вятичи, обособленная группировка пока не идентифицированная. Корни весьма примерно из Курского посемья, но это не точно.
    Все проверять надо, паутина всемирная это зло(((

    Официально славяне и Хлынов только с 14 века считаются

    Нравится

  5. Виктория Сова

    Думаю, что у Вас не было времени дочитать мою громадную статью доконца — там в первом приложении о деревнях с названием Бор, которые «метят» Дрревнер русское государство. С максимальной концентрацией в районе кривичей (Ленинградскя, Тверская, Новггородская, Псковская). Но при этом заметный выброс в Архангелькой области, если верно помню 13 шт. Некоторые, где меньше 5ти я посчитала в «прочие». Так вот есть по одному Бору в Карелии, Коми, Кировской обл. Плюс в Коми 2а нас.п. Новый Бор.
    Я тоже думаю, что это были кривичи и заселялись они на Вятку через Архангельскую обл.

    Нравится 1 человек

    1. Виктория Сова

      Так, заглянула в свой файл. Там я указала, что 7-мь в Приуралье. Повторно посмотрела расшифровку этих семи приуральских в Сети. Два из них в свердловской обл., что нам вроде бы не подходит, но это смотря какая часть области, она большая и притоки Камы там есть. Остальные 5-ть — по одному в Коми и Кировская обл. и 3-ри в Пермском крае. Это не считая тех 2-х «Новый Бор», что нашла в Коми после того, как недавно попался на глаза чешский Нови-Бор
      .
      Но здесь Важно и другое — что их больше нигде нет в Приуралье.

      Нравится 1 человек

      1. В Архангельской области где то солеварни, и как следствие торговый путь, чуть позже в средние века хлыновцы плотно участвовали в нём. Не помню по какой реке, не суть. Скорее всего Боры это как раз этот путь и есть.

        Нравится

  6. И. Рожанский

    >Логика такова, что на постоянном месте проживания могли использовать топонимы которые уже существовали до них. А вот при миграции на новые места идет ономастический взрыв.

    Если продолжить аналогии с саперной терминологией, то идет «направленный взрыв». Проверил по Водному Реестру несколько водохозяйственных округов, находящихся в местах, куда русские мигрировали в последние 500-700 лет. Так вот, по периметру «вятского прямоугольника» (это бассейны Юга, Унжи, Камы от истока до с. Бондюг и Вятки ниже Котельнича) мы имеем стабильные 20-30 % узнаваемой на глаз русской гидронимики. Внутри прямоугольника, напомню, эта доля подскакаивет до 70 и более процентов. Гидронимика в основном архаичная, как и вятский говор, сохранивший следы древненовгородского, Берем самое сердце восточнославянского мира – бассейн Угры. Там получается около 50 %, но задача с подсчетом осложняется тем, что в силу своей древности как славянские, так и дославянские названия там могли измениться до неузнаваемости. Если двигаться от Угры на восток, доля легко опознаваемых русских гидронимов плавно снижается до тех же 20-30 % (на глаз, подсчетов пока не делал).

    На одном уровне с Вятской землей находится российская часть бассейна Северского Донца, Там русская гидронимика составляет около 80 %, что неудивительно – поселенцы приходили на почти безлюдные земли. Тем не менее, по основному закону топонимики самые крупные реки этого водохозяйства сохранили старые названия. Это Оскол и собственно Донец. Вятчане нагло нарушили этот закон, назвав самые крупные реки своей земли русскими (есть версия, что кривичскими) именами Вятка и Чепца. Так что красивая теория об ономастическом взрыве проходит только в случае, если предки вятчан прибыли на пустое место, что не так, судя по «Повести о земле Вятской». Что же стало причиной аномалии? Какие есть идеи? Может быть, решив эту загадку, и с чудью продвинуться получиться?

    Нравится 1 человек

    1. Во-первых я не поняла, мы за вятичей болеем, или за кривичей?:-))
      Объясните мне еще раз.
      За кривичей у нас «ица», которой много на юге Пскова, Беларусь Полоцк. Правильно?
      За вятичей у нас ничего, кроме ненаучного созвучия Вятко — легендарный князь, и крупный гидронимический объект. Вот интересно зачем кривичам называть реку в честь имени собственного? Нет логики, если только это слово имело другое значение. Какое? Еще где то Вятка встречается, хоть где то? В Европе, где-либо еще? Надо поискать, но на вскидку нет. В моих глазах это плюс вятичам. Плюс вятичам еще и их почти полное уничтожение как раз 11-12 век, надо перечитать статью, датировки уточнить. И археологию проверить кировскую, новгородские там предметы. А если остатки вятичей, бежавших с Оки пошли через Новгород, в смысле позвали с собой людей свободных жить на новом месте?)))
      Далее надо учитывать, что миграций на Каму было две. Первая ранняя из сказания и археологии, вторая плотная с 14 века. Первая неизвестно, вторая новгородская большей частью и смешанная. Ицу могли принести второй волной.
      Еще надо учитывать что плотность заселения Кировской области была не большой, да и сейчас она такая. Сколько тех вятичей-кривичей пришло, но им было где жить вольготно.
      Я не вижу пока света в конце тоннеля, надо привлекать новые данные какие то и комплексно смотреть

      Нравится

  7. Майоров А А :
    «Само имя Вятко дает основу для проведения широкого и плодотворного
    анализа. Его обычно трактуют как сокращенную форму имени Вячеслав (Фасмер
    1986: 376, 378). Оно явно необычно для простого переселенца, которым пытается
    подать его летопись. Интересно, что в Фульдских анналах прослеживается
    упоминание созвучных княжеских имен в виде Witislan под 872 г. и Witizla (Вячеслав)
    под 895 г. (Annales 1891: 126). Более того, наблюдается полное совпадение
    реконструированной полной формы имени Вятко с именем канонизированного
    христианской церковью чешского князя Вячеслава (ст.-слав. «Вяцеслав», чеш. Václav,
    лат. Venceslaus, dux Wratizlaus), жившего в начале X в., что, в свою очередь, приводит к мысли о возможной принадлежности «первовятича» к числу высокопоставленных
    представителей западнославянского общества (Bretholz 1923: 253).
    Ещё более драматическим выглядит совпадение имен двух братских пар,
    сыгравших значительную роль в славянской истории – восточнославянских Вятко и
    Радима и западнославянских братьев-епископов святых Войцеха (Вацлава) и Радима,
    в крещении Адальберта и Гаудентиуса. Характерно, что западнославянские святые
    братья были сыновьями князя Славика, прямо наследовавшего и правившего рядом
    коренных земель Великоморавской державы (Berend 2007: 282).
    Любопытно, что только вятичи и радимичи (о радимичах и их происхождении
    см.: Жих 2017: 12-63) удостоились летописной фиксации имен своих основателей.
    Лингвистические исследования показали, что «летописный текст мог бы служить
    вполне аутентичным доказательством их реального существования. …В родословных
    легендах радимичей и вятичей в качестве эпонимов использованы подлинные
    имена… племенное название является производным от реального антропонима».
    Летописный источник являясь, во многом, повествовательным произведением
    «…оказывается вполне надежным ономастически» (Назаренко 2009: 388)
    Может воронежский юг это славянский УГ?
    -Великая Моравия в IX в. представляла собой своеобразную «сверхдержаву»
    Восточной Европы, так что границы только её ядра определяются: «на юге –
    течением Дуная (после 858 г. – включая нагорье Пилиш на правом берегу Дуная),
    далее южное побережье Матры до Токайских холмов, далее – возможно, по течению
    реки Уг (!!!!); на севере граница совпадала с гребнями Карпат, а на западе – с ЧешскоМоравской возвышенностью и р.Камп до Дуная» (Раткош 1985: 84).

    Нравится

  8. Для понимания характера значительной части вятичских религиозных
    воззрений достаточно упомянуть название из вероятного организационного центра –
    Дедославль, роль и значение кукушки как птицы связующей с иным миром, особую
    значимость курганов предков и ряд иных указаний, чтобы отметить высокую
    значимость культа предков. На это также указывает значительное число населенных
    пунктов с корнем «-дед-» на территории, прежде относившейся к вятичскому ареалу.

    Нравится

  9. 10 век:
    Таким образом, одним из реальных фактов вятичской истории можно считать
    прием в конце X в. множества беженцев и переселенцев из разгромленной земли
    северян. Примерно в 400 км к северу от своей прежней родины формируется
    общность потомков северских беженцев, сохранивших свои обычаи и привычки
    (Енуков 2005: 305-306). Удивительная для тех времен высокая плотность населения
    отдельных вятичских территорий была, возможно, вызвана размещением на них
    северских беженцев с территории Посеймья, разгромленного киевскими князьями.
    Об этом говорят многочисленные находки предметов материальной культуры, более
    характерных для Посеймья, обнаруженные во время археологических исследований.
    Помимо прочего, походы киевских князей, по всей видимости, стали одним из
    значимых факторов, стимулировавших активность вятичской колонизации будущей
    Рязанской земли. Именно в X в., согласно А.Л.Монгайту, происходила бурное
    расселение вятичами территории Средней Оки, что, учитывая высокую вероятность
    вынужденного характера данной миграции, прекрасно хронологически сочетается с
    походами Святослава и Владимира против донских славян. Более того, становится
    понятен достаточно быстрый (менее чем, через сто лет от появления первых
    поселенцев) «…расцвет городской культуры, ярким примером которого является
    развитие Старой Рязани» (Монгайт 1961: 255).
    11 век: Под 1092-1093 гг. указывает, что «…въ Вятичи ходихом по две зиме на Ходоту и
    на сына его, и ко Корьдну, ходихъ 1-ю зиму» (Поучение 1969: 158). Похоже, что речь
    идет о собственной вятичской управленческой структуре, вероятно, наследственной
    и не связанной с киевским княжеским начальством. Напрашивается вывод, что после
    первого похода против князя (как минимум, военного вождя) Ходоты, в результате
    которого Ходота был выведен из строя – ранен или убит, во главе вятичских
    вооруженных сил стал его сын-наследник, что намекает на наличие местной
    династии правителей и собственной столицы, о взятии которой не сообщается.
    11 век ОСВОЕНИЕ мОСК ОБЛ, вятчиские курганы
    12 век Окончательное политико-административное покорение верхнеокских вятичей
    (как и их московских сородичей) произошло уже ближе к середине XII в. и было
    тесно связано с борьбой за первенство на черниговском столе между Давыдовичами
    и Ольговичами, а также активным вмешательством в неё со стороны внешних сил.
    Междоусобная война 1146-1154 гг. нарушила многие договоренности и старые
    порядки. Она же выявила до того времени не зафиксированные города на прежних
    вятичских землях: Карачев, Мценск, Козельск, Дедославль, Колтеск, Лобынь,
    Серенск, Девягорск, Кром, Воротынск, Лопасна, Коломна и др. В принципе,
    сообщения обычно выглядели как «побеже Святославъ из Новагорода Корачеву»
    (ПСРЛ II: 334). Или так: «бежа за лесъ оу Вятиче» (ПСРЛ II: 334).
    Последнее упоминание вятичей в летописях относится к 1197 г.: «Князь же
    великый внида въ волость, поима городы Вятьскые и землю ихъ пусту створи…»
    (ПСРЛ I: 174). После сожжения городов и полного разгрома территории («землю
    ихъ пусту створи») владимирским князем вятичи полностью исчезают из
    политического контекста, хотя, безусловно, основную часть местного населения всё
    также составляли их прямые потомки.

    Датировки подходящие для миграции.

    Нравится

  10. В связи с вышесказанным, можно пока осторожно предположить, что Вятку назвали в честь первого князя, ее завоевавшего. Звали его вероятно Вячеслав, а по традиции 11 века сокращать слова, Вятко. Он мог представлять любое княжество в принципе.
    Второй вариант, что любую экспедицию, новгородскую мог возглавить князь из вятичей, бежавший из родных мест и оставшийся без удела. Звать его могли как угодно.
    Сейчас я проверю вятскую археологию 11-12 веков, но по моему там стрелы итд новгородской традиции

    Нравится

  11. Важный водно-волоковый путь проходил через Вятку и ее приток Молому из Булгара на Устюг и далее в С. Двину, или по Сухоне в Белоозеро и Новгород, или по Вычегде на Печору и Югру (Обь). 12-13 век по Рыбакову карта.

    Макаров Л.Д.:
    К югу от территории Вятской земли, в низовьях Вятки, выявлено несколько древнерусских памятников. Это Уржумское городище (с 1989 г. собрано несколько фрагментов круговой керамики с примесью дресвы, предположительно XII—XIV вв.); Орловский клад (железные удила и стремя, серебряный плетеный браслет и слитки серебра, вероятно, денежные гривны весом 22,3 кг — XII—XIV вв.), обнаруженный в 1897 г. 7; Изранское поселение (раскопки Е. М. Черных в 1983 г., входе которых найдены железный нож и ключ от замка типа А, датируемые не позднее XIII в.) 8.
    https://history.wikireading.ru/400649

    Макаров Л.Д.:
    Поход Андрея Боголюбского в 1164 г. на болгарское государство завершился, как известно, взятием русскими Брягова (Бряжимова, Болгара) и, по словам казанского летописца, «болгар тех под себя покори» 33. В этой обстановке известие «Повести о стране Вятской» о поселении отряда новгородцев в городке в низовьях Камы в конце XII в. (в разных списках 1174, 1175, 1187 и другие годы) не выглядит столь уж неправдоподобным. К тому же эти сведения в некоторой степени подтверждаются преданиями жителей села Челны, которые считают себя потомками новгородцев. Они даже рассказывают, что часть поселившихся в этом месте новгородцев ушла на Вятку. Думается, что реальность приведенных выше фактов может быть проверена и путем анализа ранее известных археологических данных, и посредством тщательного разведочного поиска с целью обнаружения новых памятников. А пока можно утверждать, что южная часть Вятского края в XII—XIV вв. была заселена смешанным в этническом плане населением, одним из компонентов которого были славяно-финские группы, проникшие сюда с территории Северо-Восточной Руси по Волге, Ветлуге и Вятке.
    https://history.wikireading.ru/400649

    Ничего конкретного с указанием на новгородцев. А вот поход Андрея интересен.

    Нравится

  12. И. Рожанский

    >Так что красивая теория об ономастическом взрыве проходит только в случае, если предки вятчан прибыли на пустое место, что не так, судя по «Повести о земле Вятской».

    У «вятского прямоугольника» нашелся двойник в Новом Свете. Это штат Массачусетс, также имеющий форму прямоугольника, но вдвое меньшего размера – 75 на 200 км. Дотошные американцы насчитали на его территории 268 рек, речек и ручьев, из которых 204 (76 %) получили названия от английских колонистов. Остальные 64 (24 %) достались от живших здесь индейских народов, в числе которых – воспетые Фенимором Купером могикане. Совпадение с Вятской землей с точностью до процента! Поскольку история Массачусетса известна до мельчайших деталей, имеет смысл посмотреть, что в ней могло быть общего с историей Вятки.

    Этот небольшой штат знаменит тем, что к его побережью в 1620 году пристал корабль «Мэйфлауэр» с 62 колонистами на борту. Это были диссиденты-пуритане, бежавшие от религиозных преследований и мечтавшие создать на новом месте идеальное общество. В дальнейшем состав колонии пополнялся в основном их единоверцами. Власти метрополии не особенно рвались их защищать, как по идеологическим, так и по практическим соображениям. В Новой Англии не было сокровищ и золотых рудников, как в Мексике и Перу, а природные условия не позволяли выращивать там хлопок и сахарный тростник, что в те времена приносили баснословные прибыли. Единственным богатством поначалу была пушнина (она самая!), главными добытчиками которой были коренные жители. До поры до времени (пока не выбили всего пушного зверя) власти их не трогали, и даже в обмен на меха снабжали первоклассным огнестрельным и холодным оружием. Знаменитые индейские томагавки изготавливали на английских заводах – документальный факт. По большому счету, колонисты были предоставлены сами себе, но выжили и постепенно заселили всю территорию будущего штата. К началу Войны на независимось у метрополии пробудился наконец-то интерес к начинавшей богатеть колонии, туда хлынули новые волны иммигрантов, а индейцев стали систематически сгонять со своих земель. Однако основной корпус местной гидронимики уже сложился. Это то самое соотношение местной и пришлой лексики 1 к 3, как и на Вятке.

    Итого, в Америке мы имеем идеологически спаянную общину, полагавшуюся исключительно на собственные силы. Она прибыла не на пустое место, но контакты с местным населением, сопоставимым вначале по численности и военной мощи, не привели к какому-либо значимому смешению в силу идеологических причин (ср. с католическими Мексикой и Перу). В силу барьеров прежняя топонимика сохранилось лишь частично, несмотря на преемственность населения. Вопрос – кем были вятские «пуритане» 12-го века? Или 14-го, но не позднее. Затем формант «-ица» стал непродуктивным. В Пермском крае и на Урале есть только реки с названием Талица, то есть незамерзающая, «талая». Другие производные можно пересчитать по пальцам.

    Нравится 1 человек

  13. Как интересно! Ситуация действительно выглядит похожей. Наши пуритане вероятнее всего все-таки 12 века. И не просто так лесная зона эта была под прицелом, еще раз цитирую:
    «Важный водно-волоковый путь проходил через Вятку и ее приток Молому из Булгара на Устюг и далее в С. Двину, или по Сухоне в Белоозеро и Новгород, или по Вычегде на Печору и Югру (Обь). 12-13 век по Рыбакову карта.»

    Соляной путь это был, ну и меха конечно.

    Ситуация тех лет была не простой. Война новгородцев с низовцами, Ростово-Суздальским княжеством. Одновременной война последних с булгарами. Из русских летописей известно о захватах булгарами русских городов, в 1088 году Мурома, в 1107 году Суздаля. Поход Андрея Боголюбского видимо в отместку состоялся. После серии успешных сражений, главное из которых произошло 1 августа 1164 года, русские вернулись домой с богатой добычей.
    Что говорит о контроле выхода на Вятку с юга и запада суздальцами. Новгородцы бы тут не прошли.

    Был еще один поход на булгар. Зимой 1171 года был организован второй поход, в котором участвовали Мстислав Андреевич, сыновья муромского и рязанского князей. Вот рязанские князья тут интересны, насколько они были вятичами по крови и вообще? Может рязанская группировка решила поживится на Вятке.

    В том же 1164 году шведы пришли возвращать себе Ладогу. Битва называется на реке Воронежке. До боли знакомые названия. Интересно по летописи проследить развитие гидронима.Цитата.

    Согласно новгородской летописи, тогда, в 1164 году, шведы на 55 шнеках пришли «под Ладогу», жители, успев сжечь свои дома, укрылись в крепости с посадником Нежатой и послали за помощью в Новгород. Шведы попытались взять крепость штурмом, но после четырехдневной осады потерпели неудачу. Узнав о приближении новгородцев, неприятель отступил «в реку Воронаю». «На пятый же день подоспел князь Святослав с новгородцами и с посадником (Новгорода) Захарием, и навалились на них (шведов), месяца мая 28, на святого Еладия, в четверг, в пятом часу дня; и победили их с божьей помощью, кого убили, а кого в плен взяли». Вороная или Воронег. Наши победили почти 2000 шведов. Великая победа. Это к слову просто про образование Воронежа, видимо не был он ежом, был он негом.

    Дальше посмотрела я Вячеславов — рюриковичей.

    1 Вячко так и есть. Сведения для однозначного утверждения о происхождении Вячко скупы. По наиболее распространённой версии он происходил из Полоцкой ветви Рюриковичей. При этом его отождествляют с Вячко, сыном полоцкого князя Бориса Давыдовича от первого брака. Этот Вячко является одним из героев повести о Святохне, пересказанной В. Н. Татищевым. Однако существуют и другие версии его происхождения. Так О. М. Рапов, вслед за Татищевым, считал, что он происходит из смоленской ветви Рюриковичей. Княжил он в городе Кукейносе, что находился на правом берегу Западной Двины, там, где в нее впадает речка Кокна. Погиб героически защищая Юрьев от меченосцев. Примерно через две недели осады крестоносцы решили штурмовать город, штурм оказался успешен. Когда Юрьев пал, крестоносцы учинили варварскую резню, не щадя ни женщин, ни детей. Из всех защитников Юрьева крестоносцы оставили жизнь только одному русскому из Суздаля — посадив на коня, его отправили в Новгород, чтобы он сообщил о падении Юрьева Низовец в рубашке родился)

    Того же лета убиша князя Вячка немци в Гюргеве, а город взяша.
    Дочь Софья, потомок зять Кутузова, рано умер. Потомок по семейным легендам опять же. Не очень подтверждается.

    2. Вячеслав Владимирович. Годы жизни:1083 — 6 февраля 1154.
    Годы правления: Князь Смоленский (1113- 1125); Князь Туровский (1125-1132, 1134-1142, 1142-1146); Князь Переяславский (1132-1134, 1142); Князь Пересопнинский (1146-1149); Князь Вышгородский (1149-1151); Великий князь Киевский (1139, 1151-1154).
    Из рода Рюриковичей. Сын Владимира Всеволодовича Мономаха и английской королевны Гиды Гарольдовны. Сын умер, внук Роман. Имя жены Вячеслава Владимировича неизвестно. Ипатьевская летопись сообщает о смерти его сына Михаила в 1129 году. Также известен один внук Вячеслава — Роман, получивший в 1165 году от Ростислава Мстиславича города Василев и Красн в Смоленской земле. Не очень к Вятке отношения имеет. Если только дети-внуки были забытые историей. Маловероятно

    Тут болеем за литовского Вятку, он жил вроде позже, но судя по именослову княжескому, кто-то еще в роду у них был Вячеслав.

    Но больше всё-таки версия с вятичами-мигрантами подходит, если они конечно «ицу» использовали в принципе. В 1197 году вятичи перестали существовать. Остались только рязанцы, или кто успел бежать в Новгород, который был противником владимирского князя.

    У вятичей города на «СК» чаще заканчиваются, и на славль. Если только смешанная группировка была с частью кривичей и новгородцев, и прошли они по верхам.
    Или это были рязанцы и прошли по Волге, она как раз под русским контролем была в те года. Могла быть точнее.

    Просто князья, оставшиеся без уделов шли на службу к другим князьям и теряли свой статус, называясь по городу, которому служат. Поэтому он мог быть про происхождению вятич, и реку назвать так же, а официально числится новгородцем. Не знаю что мы еще можем тут выжать, только рязанские топонимы проверить. В Новгороде концов много было, даже весскийй, людин назывался по племени людинги. Может и кривичи там скопились компактно.

    Нравится

  14. Князь ветлужский с Хлынова Никита Иванович Байборода ключ ко всему. Если понять каково происхождение его фамилии, можно понять какие группировки правили в Хлынове спустя 200 лет после прихода новгородцев. Почему почти все современные Байбородовы пермяки? Хотя конечно я не весь Мемориал просмотрела, времени не хватило.

    1) собственно Летописец Воскресенского Солигалицкого монастыря (баснословное повествование о 1332—1375 (в некоторых списках —1372) гг,, герои которого — вымышленные галицкие князья Федор Семенович и Андрей Федорович, костромской князь Андрей Семенович и ветлужский князь Никита Иванович Байборода)
    Между статьями под 6863 и 6866 гг.: «…Не терпя же враг искони завистию и прелестию дияволею, вложи в сердце мысль князю Никите да князю Андрею: „Раззорим и обитель, и обрящем богатество безчисленное». В лето 6866 Приходил князь Андрей Семенович на галицкого князя Андрея Федоровича на своего племянника войною, а князь Никита
    Иванович безвестно на Воскресенскую обитель.. И от того времени запусте монастырь
    Воскресенской, и не попусти Бог князю Никите — прииде на его землю болезнь коркочъная, изомроша въси, и погибе град Хьлынов, и после того времени много кровопролития было» (ГПБ, собр. Погодина, № 1612, л.213 об., вставка по списку БАН, № 4.7.16, л. 70). Последние слова не двусмысленно свидетельствуют о том, что текст этот был написан спустя значительное время после 1375 (1372) г.

    Герценка:Вятские записи:

    «Теперь что касается главных героев легенды – Андрея Фёдоровича, его дяди Андрея Семёновича и Никиты Ивановича Байбороды. Ключом к разгадке прототипов героев легенды может стать упоминание женитьбы Андрея Семёновича Костромского на дочери Никиты Байбороды. Кострома в это время входила в состав Великого княжества Владимирского. В этой связи интересен факт женитьбы младшего сына Великого князя Ивана Калиты Андрея на Марии, дочери Ивана Фёдоровича Галицкого, как это доказал Кучкин. Отчество Никиты Байбороды – Иванович. Следовательно, мы можем предположить, что Никита Байборода мог быть сыном Ивана Галицкого, не тестем, а шурином князя Андрея Ивановича Боровско-Серпуховского. К этому следует добавить, что сын Андрея Ивановича Владимир одно время владел Галичем и Дмитровым

    Возможно, именно при нём происходит перенос столицы края из Кокшарова (на Малой или Большой Кокшаге) в «Древнюю Вятку» (на Пижемском городище). Новое местоположение центра края позволяло контролировать сразу и Вятско-Камский, и Вятско-Ветлужский речные пути. В этот же период, скорее всего, возводятся укрепленные городки Котельнич (контролировал Вятско-Моломский путь) и Никулицын (контролировал Вятско-Чепецкий путь). Разумеется, русские поселения на Вятке существовали и ранее. Но до этого момента Вятская земля находилась вне зоны военных действий, что, возможно, и обеспечило довольно большой приток переселенцев, двигавшихся по речным водным путям Ветлуги, Ваи, Пижмы, Кокшаги в обход Волжской Булгарии, из Владимиро-Суздальской Руси, страдавшей от набегов татар и княжеских междоусобиц. После набега ушкуйников ситуация изменилась. Теперь от суздальских князей требовалось срочно создать систему военных крепостей, чтобы не допустить захвата вновь освоенных земель непрошенными гостями с севера. Дело это было непростое, но нужное, потому Москва и решила помочь своему союзнику, направив на Ветлугу и Вятку отряд ратных людей под началом князя Никиты Ивановича Байбороды.

    Как уже отмечалось в предыдущей работе, в 1402 г. князь Семён Дмитриевич Суздальский перенёс столицу Вятской земли в Хлынов, на место нынешнего г. Кирова. «Древняя Вятка» постепенно запустела. Автор Солигаличского летописца знал о переносе столицы, но считал, что раз новый центр земли называется Хлынов, то и старый центр назывался так же. Потому он и называет резиденцию Никиты Байбороды Хлыновым, а не Вяткой. По-видимому, в тот период Поветлужье и Вятка составляли одно наместничество. Наместнику этого края, если верить Солигаличскому летописцу, подчинялись также луговые марийцы и арские татары. По крайней мере, они упомянуты в составе отряда Никиты Байбороды, разорившего Воскресенский монастырь. В летописце арские князья названы ногайцами, что является отражением реалий XVII в., перенесёнными автором в свой рассказ о событиях XIV в. Отсюда и поход вятчан в арскую землю в 1379 г. на засевших там ушкуйников. Земли арских татар, следовательно, входили в состав земель с центром в г. Вятке.

    Если наше отождествление Хлынова Солигаличского летописца и «Древней Вятки» на р. Пижме правильно, то, возможно, причиной его запустения действительно стало моровое поветрие, от которого вымерла значительная часть населения. Хотя, возможно, Хлынов Летописца – это Кокшаров на Кокшаге».

    Ничего не понятно, у Аверьянова лучше написано. Продолжаем искать дальше. Нужен спец по языкам, байборода что за слово, точнее два слова.

    Нравится

  15. Нашла. Ну не могло такого быть, чтобы никто не взял на себя ответственность, встречайте, мариец, черемис, крещеный Никита Ив. Байборода.

    «Во главе княжества стоял Никита Иванович Байборода, (бай — главная) мариец принявший христианство. В марийском фольклоре он известен как князь Ош Пандаш (белая борода) или Бай Пандаш (главная борода).

    Летописец определяет правителя Байбороду как князя, но этот титул не совсем точен, для марийского объединения, во главе которого находился кугуз. Должность кугуза была избираемой и не передавалась по наследству. Кугуз являлся не только военным полководцем, правителем земель, но и обязательно главным картом – жрецом, которому доверялось общение в священной роще с верховным Поро Кугу Юмо (Добрый Великий Бог) и множеством других богов. Также кугузы должны были уметь искусно врачевать».

    https://itexts.net/avtor-nikolay-morohin/278731-bogi-lesnogo-zavolzhya-puteshestvie-po-starym-russkim-rubezham-nikolay-morohin/read/page-15.html

    1147 год Андрей Юрьевич разорил на Ветлуге города Бакш, Притыки, Беберю, Курно, Юр, Булаксы, Шанган. Самая первая запись
    1174 год. Новгородцы разорили города Хлынов (марийский на месте нынешнего Кирова) и Кокшаров (тоже марийский – на месте Котельнича). А «черемиса», то есть марийцы, ушли не на восток, как можно подумать, а на запад, на Юму и к верховьям Ветлуги
    Под 1190 годом приводится имя «первого повелителя» – Кай. Из рукописи известно, что он основал Писте-Хлынов. Хлынов – потому что в нём зажили переселенцы с Вятки, Писте – по версии Дементьева, от слова, которое переводится как «липа»: дома срубили из неё, которая там росла в обилии. Похоже, город дал название реке Пыщуг. Или наоборот?
    Кай в 1208 году даёт отпор правившему в Галиче русскому князю Константину Всеволодовичу. А в 1220 году в союзе с волжскими болгарами совершает поход на его сына Василько Константиновича. Вскоре в тексте имя кугуза упоминается и развёрнуто: Кай Ералтем Биармин.(явно придуманный:-))

    В 1247 году мир с марийцами заключил дальновидный Александр Невский и повелел вести в Шанге обмен с ними товарами.

    Под 1270 годом сообщается, что Василий Константинович, пришедший воевать в Поветлужье, убил кугуза Кия. Из этого можно полагать, что Коджи к этому времени уже не было в живых, и какое-то время после него правил Кий. Новым кугузом избирают Бая. Тот тоже принимает крещение и новое имя Иван. Бай возобновляет разорённый город Шанга (или Шанган). В 1280 году (в другом варианте рукописи назван 1270 год: вероятно, в одном из этих двух случаев описка) он отстраивает Булакс, Якшан и Юр. В 1300 году в Писте-Хлынове открывают Воздвиженскую церковь. И эта запись становится для меня ответом на вопрос, отчего земли вокруг современного села Пыщуг в старинных документах, касающихся севера Ветлужского уезда, называются Воздвиженской волостью. Ведь никакого села Воздвиженского на картах прошлых веков мне там найти не удалось
    В одной из рукописей Дементьева есть дата рождения Байбороды – 1303 год. Этот кугуз чаще всего упоминается, когда речь идёт о средневековых поветлужских марийцах. Говорится о том, что городом, где он жил, был Писте-Хлынов.

    Имя Байбороды продолжают помнить марийцы нижегородских деревень. Точнее – имена. У средневекового человека их бывало несколько. Ош Пондаш (Белая Борода), Бай Пондаш (Главная Борода) – это тоже он. Иногда его могут сейчас вспомнить и как Суртана. На Вятке суртанами, судя по опубликованным записям древних легенд, именовали нескольких наиболее могущественных средневековых кугузов. А вот в Поветлужье так называли только одного совершенно конкретного человека. Слово это происходит от услышанного на востоке «султан»

    Для Аверьянова так и остался нерешённым вопрос, откуда же тогда приезжал «ветлужский и хлыновский князь»: князья в этом городе тогда не правили. Но мы-то с вами теперь, почитав Дементьева, знаем, что Байборода был не из Хлынова, который находился на Вятке, а их Писте-Хлынова на Ветлуге.

    В 1396 году, по Дементьеву, кугузом поветлужские марийцы избирают зятя Байбороды – Кильдебека. Он поселяется в Якшане. Кильдебек крещёный человек.

    В Йошкар-Оле в 1995 году вышел полный марийский ономастикон доктора филологических наук Семёна Черных. Этот исследователь всю жизнь собирал марийские имена и нашёл их по средневековым документам больше 23 тысяч. Среди них – масса татарских, исламских. От таких имён – фамилии, тоже, вроде бы, вполне татарского вида. Но тексты, где эти имена приводились, не оставляли ни малейшего сомнения в том, что принадлежали имена марийцам: перед их перечислением часто присутствовало точное указание «да ещё черемиса…»

    Сайт одноклассники:

    «В середине 13 века на месте современного города Ветлуга, правитель марийского княжества основал свой город (центр княжества) Юр.
    В 1277 году Галичский князь Давид Константинович продолжил заниматься торговыми делами с марийцами. Однако уже в 1280 году, брат Давида, Василий Константинович начал наступление на марийское княжество. В одном из сражений марийский князь Кий Хлыновский был убит, а княжество обязали платить дань Галичу. Новый князь Мари, оставаясь данником Галичских князей, возобновил города Шангу и Якшан, заново укрепил Бусаксы и Юр (Булаксы — с. Одоевское Шарьинского района, Юр — поселение на р. Юрьевке близ г. Ветлуги).
    В 1280 году город Юр кугуз Бай усилил и укрепил.
    Напряжение между «соседями» нарастает, но на открытые конфликты обе стороны не идут. Все решали дипломаты. Примерно с этого времени река Энер получила новое название – Ветлуга, по имени жены марийского князя Конжи Луга (а слово «вет» означает женщина), которая утонула в реке.
    В 1345 году Галичский князь Андрей Семенович (сын Симеона Гордого) женился на дочери марийского князя Никиты Ивановича Байбороды (марийское имя Ош Пандаш). Ош Пандаш принял православие, а выданная им за Андрея дочь, крешенна Марией. На свадьбе в Галиче была вторая жена Симеона Гордого – Евпраксия, на которую по легенде, марийский колдун из-за зависти навел порчу. Что, однако, обошлось марийцам, без каких либо последствий.
    Ситуация меняется в 1351 году, Галичский князь (с 1346 года) Андрей Фёдорович направил свою дружину против марийского княжества. Байборода объединил разрозненные марийские племена и привлёк на свою сторону татар. Столкновения продолжались 19 лет. Дружина Андрея Фёдоровича измотанная в междоусобных распрях русских князей была сильно ослаблена, и в нескольких сражениях разбита марийцами. Андрей Фёдорович в 1372 году бежал в Переяславль — Залесский, марийское княжество становится независимым. А марийская знать всё сильнее ориентируется на татар.

    В 1374 году марийские земли были разорены отрядом новгородских ушкуйников (разбойников). Русские летописи сообщают, что часть отряда новгородцев в 40 ушкуев (судов) спустилась по Вятке и Каме и «поидоша вверх по Волзе и дошедше Обухова, пограбиша все Засурье и Маркваш (земли мордвы) и перешед за Волгу, суда все иссекоша, а сама пойдоша к Вятке на конех и много сёл по Ветлузе идуще пограбиша».

    В 1380 году татары потерпели поражение от Дмитрия Донского, владевшего и Галичем. Но ветлужский и хлыновский князь Никита Иванович Байборода в союзе с татарами разгромил и опустошил Воскресенский монастырь в Галичской округе. Летописец говорит: «Бог наказал князя Никиту, пришла на его землю болезнь корчевая, жители все вымерли и уничтожился Пысте-Хлынов» (Липовый город) — город, бывший на берегу Ветлуги, по прежнему названию — река Энер. Церковь Воздвижения, построенная выше города (1300), осталась на берегу, но за ветхостью пришла в разрушение и запустение, не имея духовенства, так что и новгородские ушкуйники в 1392 году ничего не могли найти в ней ценного.
    В 1385 году в марийском княжестве из-за неурожая хлебов и наводнения, которым смыло «город Хлынов», начался голод, и вспыхнула эпидемия. Во время, которой умер князь Никита Байборода. Ромачинская Священная Роща в Тоншаевском районе известна как место захоронения Байбороды.
    В 1392 году марийские земли подверглись очередному набегу новгородских ушкуйников. Вероятно, поэтому в 1394 году ветлужские марийцы посылают свой отряд под Казань к Тохтамышу.»
    Тут не на 100 делить надо, а на 150, судя по женщинам утопленным в реке. бай жил лет сто точно, если эпидемия чумы случилась в 1420 году..)))))
    Чтобы было в одном месте.

    Нравится

  16. И. Рожанский

    Байбородовых и Байбородиных я тоже посмотрел по Мемориалу. В таблицу не сводил, но и без нее можно убедиться, что в Кировской области они концентрируются у восточной границы, и далее уходят в Удмуртию и Пермский край. В Марий-Эл тоже есть, но немного. Почти уверен, что к бороде эта фамилия отношения не имеет, а ее корни — в каком-то из диалектизмов, не обязательно марийского происхождения. С тем же успехом оно могло прийти из пермского-финских языков. Статистика по Мемориалу более согласуется с последним вариантом. Местное прозвище князя не обязательно означало, что он родом из коренного населения. Например, основатель рода Шуйских из суздальской ветви Рюриковичей носил прозвище Кирдяпа — «хапуга» по-мокшански. В любом случае, Байбородовы — это потомки «могикан» Вятского края.

    Фамилии и гаплогруппы возможных потомков «пуритан» попытался собрать с проектов FTDNA, просматривая участников из «вятского прямоугольника» на картах. Их совсем немного, но достаточно, чтобы составить представление, кто это такие. Они пока не блещут пестротой гаплогрупп, таковых всего две.
    Гаплогруппа N
    Видякин N1a-VL29 (восточноевропейская)
    Ларионоа N1a-Z1936 (угро-финская)
    Шикалов N1a-Z1936>Z1941 (карельская)
    Гаплогруппа R1a
    Лутошкин R1a-M458>CTS11962 (центрально-европейская)
    Тронин R1a-M458>CTS11962 (центрально-европейская)
    Шилов R1a-M458>CTS11962 (центрально-европейская)
    Котлецов R1a-M458>CTS11962>L1029>BY32105 (центрально-европейская)
    Евсюнин R1a-M458>L260>YP1337 (западнославянская)
    Пшеницын R1a-Z280>CTS1211>YP1019>-YP4970 (восточно-балтийская)
    Мошонкин R1a-Z280>CTS1211>CTS3402>Y2609 (южная карпатская)
    Бронников R1a-Z280>CTS1211>CTS3402>Y2902 (восточная карпатская)
    Бакулев R1a-Z280>CTS1211>CTS3402>YP237>L366 (балтийская-2)
    Лекомцев R1a-Z280>Z92>BY30790 (северная евразийская)

    Еще несколько «пуританских» фамилий можно извлечь из карт мито-гаплогрупп. Это Бородины, Егочины, Захаровы, Мерзликины, Милютины, Рыболовлевы, Соломины.

    Наконец, 2 уроженца «вятского прямоугольника» имеют татарские родословные, потому они не были включены в мини-список. Это
    Урасин E1b-V13 и
    Девлеткуров N1b-P43>Y67014 (сибирско-пермская).

    По 13 участникам весьма сложно делать выводы. На столь куцей статистике, например, в список не попала супер-ветвь R1a-YP569 (северная евразийская-1), представители которой наверняка живут в Вятской земле. Пока что можно отметить заметный перевес R1a над N (10 к 3). В «стране Юг» и Архангельской области их соотношение примерно 1 к 1. Статистику по ветвям R1a надо проверять на более масштабных выборках, если такие будут когда-либо доступны. Тогда станет понятно, в чем причина выброса центрально-европейской супер-ветви — статистически значимая высокая доля или стечение обстоятельств на малой выборке.

    Нравится

  17. Виктория Сова

    Кажется, что полезным был бы словарь русских говоров, но сайт из петербургского института не откликается.

    Посмотрела имеющиеся словари современных ф-у : марийский (40тыс.слов), коми (32тыс.), удм.(44тыс).
    Марийский для порядка)). Как и ожидалось, там не за что зацепиться. Там на букву Б сплошные заимствования и весьма поздние (все как в финском). Они еще долго при «соприкосновении» с Б переделываои его в П. Например, перегаш (беречь), поран (буран). Хотя Пондаш (борода) в марийском есть, а Бай (главный) нет.

    Прежде, чем перейти к Приуралью, отмечу, что считаю наличие -оро- в «бороде» надо понимать так, что, если в основе было неславянское слово, то из-за созвучия с «бородой» фамилия/прозвище прошла славянскую «обработку» полногласием. А двуязычные марийцы сделали «кальку «Пондаш». Чтобы было наоборот «мешает» Бай, который находится не у марийцев. И ровно там же находится, что-то фонетически близкое «бороде», а именно, в удмуртском.

    Нравится 1 человек

  18. Виктория Сова

    Коми. Бай здесь баю-бай и только. С «бородой» созвучно только:
    борӧдны — говорить быстро, неразборчиво / ворчать.

    Удмуртский.
    бай — 1) богач, кулак ; богатый 2) богатство 3) диал. слава (о человеке)
    борд — 1) стена, забор 2) диал. изгородь на границе земельных участков
    бордос — 1) вал, насыпь; холм, возвыш. 2) забор, стена
    борддор — 1) стена; стенной 2) диал. местность у границы земельных уч-ков
    бордЪяны — огораживать стеной
    бордосаны — 1) сделать вал (насыпь) 2) возвести забор (стену) 3) отгородить забором (стеной)
    борӟет — затвор; задвижка

    Аналогичное название для «бордос-холм/возвышенность» я встречала на текущий момент еще только в хорватском — brdo. А тут Игорь Львович обнаруживает центрально-европейцев M458… (потомки именьковцев?)

    (В общем, имеем дело с «огораживающей» семантикой. Я об этом в удмуртском знала, когда писала статью о «варягах», но там и так был «перегруз» информации).

    Что за фамилии могли из этого получиться? На мой взгляд, что-то связанное с «пограничьем» их земель. Бай в таком случае связано скорее с богатством. М.б. даже купцами.. Есть у нас такие фамилии? связанные с границами?

    Если исходить из Бай-слава, то следующая следом «борода/борда» это «заградитель/защитник».

    Из того, что я теперь знаю — считаю очень вероятным, что имя Володимер имеет этимологию «защищающий мир». Имя Байборода будет почти его «калькой».

    ЗЫ: есть еще слова созвучные с корнем борд- связанные с мотанием пряжи и с плачем. Сомневаюсь, что это представляет интерес в данном случае.

    Нравится

  19. Спасибо большое, Виктория Викторовна. Чтобы я без вас делала. Про чудь и чухну не забудьте, интересно ваше мнение.
    Игорю Львовичу спасибо за карту форманта ица на Каме, действительно прямоугольник чёткий. Жаль не прикрепляются картинки сюда в обсуждение, попробую внести в основной текст отредактировать.
    Я провела детальный анализ ситуации. Выводы по Байбороде.
    1. В летописях того времени отчество имели только Рюриковичи. Никита Иванович следую данному правилу князь русский. Если кто то знает исключения, просьба привести. Мне не попадались в летописях люди с отчествами не рюриковичи.
    То, что он вошел в марийский эпос говорит о том, что он князь ветлужский, как собственно и написано в летописи, признанной Карамзиным недостоверной.
    Все склоняются к мысли что Хлынова было 2, на Ветлуге мы видим свидетельство марийского Хлынова. Как это проверить не знаю. Хлынов Кировкий был разрушен укушуйниками в тот момент, когда Никита Рюрикович там правил. Поэтому неувязки всякие. В любом случае он князь и ветлужский и хлыновкий, либо ветлужский но жил в Хлынове, может служил там временно. Не суть важно. Но про марийский Хлынов надо как то подробнее разузнать.
    Больше никто не знает князя никиту, кроме марийцев, хотя удмуртских легенд я не читала, или татарских. Но и к марийцам он попал неизвестно как. Был у них главный Бай, могли просто по созвучию прилепить. Могли действительно его помнить.
    Самое важное!!! К марийцам Байборода попал с русским значением слова борода.То-есть они узнали слово борода, которое значит бороду. То есть с большой долей вероятности байборода русское слово, чтоб его. И если оно реально значит. красивую бороду, я съем свою шляпу (с). Как назло Евгений Викторович нашёл нам ярославское гнездо Байбородовых. Все-таки прав был Веселовский.
    Бордос в хорватском показывает славянское происхождение слово борода, возвышенность холм. Не знаю что делать с этой прекрасной фамилией. Плесков- Ярославль — Новгород- Киров-Пермь. Причем самый древний из этой линии наш Никита Иванов сын. С Ярославцами надо понять как и когда они туда попали. Но по большому счету круг замкнулся, что сие прозвище значило, и откуда две части не понятно. Хотя есть Синеус, но как правильно ударение ставить? Как Сириус? Сириус Блэк.
    Насчет населения Кировской области, где я 7 лет каждый год. Фенотипически славяне там сильно проигрывают местному населению количественно. Вопрос выжили там вообще древние линии? Киров мне кажется мог заселяться в советское время целинным способом,хорошо бы проверить этот вопрос. Может какую то центральную область России переселили, как на Дальнем Востоке происходило. Хотя есть факт, вселяющий надежду: меня приглашали куда то на Печору, куда нельзя добраться кроме как на самолете, а потом ещё как то, на ежегодный этнический фестиваль. Это реликтовое место, где сохранились славянские былины 15 века, и ученые приезжают их записывают каждый год. Раз былины выжили, значит и их носители, но это Печора.
    Нам хоть пару средневековых палеоднк, чтобы было с чем сравнивать.
    Последнее, по легендам марийцев они пришли с Камы на Ветлугу, вероятно раньше Никиты Ивановича, значит как раз 12-13 век. Может это они ушедшая чудь. Но это не точно :-))
    А пермякам светлые глаза дали зыряне скорее всего. Вопрос большой и важный, когда же чудь успела стать светлоглазой, от кого нахваталась? Концептуально я понимаю что от женщин митогрупп H и U, но хотелось бы подробностей. Если ф-у племена расселялись по северу около 6 века нашей эры, ну пусть с 3-го. То славяне их знали уже светляками. Пришли то они угры, темные глаза темные волосы у уральцев. Когда зыряне так посветлели то быстро и весь? Сильно мне интересно. Особо то не смешивались, судя по славянам, жили своим родом.

    Нравится

  20. Мне ни на что не хотелось бы намекать, но первая статья по моему поиску «ицы» навела на грустную мысль. Не хочу критиковать профессионалов, я вот вообще русскую байбороду не признала. Но.
    «Финно-угорское происхождение имеют названия таких известных географических считается объектов региона, как возвышенность Валдай (эстонское vald или ливское valda – «волость, область»), озёра Ильмень (в первоначальной форме «Илмер»: эстонские ilm – «погода» и jerv – «озеро»)»

    Насколько я знаю Валдай не просто возвышенность, а горы, пусть не высокие. Но причем здесь область и волость? Это какой то абракадабр. Область, волость и горы. Обычно древние люди точно описывали место, река из озера, пересыхающая летом река, итд. Волость то откуда? Валадай больше на владимира по семантике тянет, как его Виктория Викторовна справедливо описала.
    Илмер тоже подозрителен сильно. Ладно 2 часть слова как бы напоминает ярв, хотя и ярвов на карте достаточно, но погода причем? эээх

    Нравится

  21. По подсчетам С. А. Полковниковой, в материалах Новгородских писцовых книг по всем пяти пятинам всего 27 топонимов на -щина (-овщина), в то время как образований на -иха — 260, на -ица—160, на -ичи—120, на -на/-ня — 80, на -ище — 60 и т.д.
    -ИЦА/-ЕЦ
    Формант широко используется в названиях сельхозугодий, участков рельефа местности, иногда в гидронимах, однако совершенно несвойствен ойконимам. В редких случаях присоединяется к непроизводной основе: Гнилица тр., Стрелица пл. (если не апеллятив с суффиксом -ица, ср. в псковских летописях стрелица ‘узкий, длинный мыс, коса’4), Тяглица бол. Тихв.; Кобылицы бол.. Мокрица пк. Лод. Формант более обычен в сочетании с производной основой: Горбовапгица пл. Волх.; Березовица пк., Вышница пк.,Клочеватица пк., Песчаница ур. Тихв.; Котельница ур., Моховатица ур. Подп. В большинстве случаев суффикс -ица присоединяется к основе с квалитативной семантикой: Ляговицы ур., Нутреницы пк. Волх.; Березовица пк., Горбатица пк., Гороховица пк., Грузовица пк. (груз ‘груздь’ СРГК), Гуселицы пк. (гусель ‘плесень, гниль’ СРНГ), Задница пк., Осиновицы пк., РЖавица бол.,Ушовицы ур. (ушь ‘вид чертополоха’ Фасмер) Тихв.; Круглица пк. Лод.; Еловица пк., Мятленица пл. (мятлик, мятлица ‘растение’ СРНГ).
    Суффикс -ец, выступающий в целом ряде микротопонимов Присвирья, очевидно, тождествен -ица и представляет собой его муж ской вариант: Мокрец ур., Ржавец руч., Смольнец ур., Соколец пк., Стпуденец руч., Талец (с вариантом Талица) руч. Тихв.; СЬьжовеч пор., Студенец пл. Лод.; Березовец пор., Кривей пор., руч.,
    (7иговег( пор., Сосковец ур. Подп.
    В единичных случаях -ица/’-ец присоединяется к прибалтийско-финской основе: Розменица пк. (гогте ‘ржавчина на воде’),Мегренец руч. Подп.; Мягрица ур. (та§г ‘барсук’) Волх., подтверждая функционирование форманта в Присвирье в качестве готовой модели для образования топонимов без сохранения изначально свойственного ему четкого деминутивного значения.
    Продуктивность форманта неодинакова на разных участках Присвирья. Он очень популярен на Паше, особенно в южной части бассейна, севернее же продуктивность его резко падает. Он мало известен на Ояти, а на собственно Свири представлен преимущественно названиями речных порогов, перекатов, островов.
    Ареальная характеристика несет, очевидно, определенную историческую нагрузку, поскольку южное Присвирье (= Паша) в плане продуктивности модели -ица примыкает к расположенным южнее бассейнам Сяси и Тихвинки, составляя своего рода единый ареал.
    В южном Присвирье известен также речной формант -ица, который отличается своей спецификой на фоне микротопонимного суффикса, оформляя преимущественно иноязычные основы. Формант -и^о обнаруживается в следующих потамонимах бассейна Свири: Ейновица (с вариантом Ейна), Логовица, Пагодрица, Палуйца (с вариантом Палуя), Палица, Сарица, Свирица, Улъяница, Урьица (с вариантом Урья), Хмелица. Изначальная деминутивная функция «речного» суффикса просматривается лишь в Свирица
    (< Свирь), в остальных же названиях суффикс выступает в качестве формального элемента, вводящего искомый топоним в класс подобных русских потамонимов. В рамках данного процесса происходит и освоение иноязычного топонима русским языком. Иноязычная основа просматривается в большинстве названий приведенного выше списка: Сарица, ср. вепс. *5ага 'небольшая река; приток более крупной реки'5; Ульяницаср. вепс, оригинал ТЛапфо-§1 или 01апс1еЬ.)о§1 'верхняя река'; Палуйца, Палуя < вепс. *РаЬэ]а
    (ра!о 'огнище, сожженная подсека', -о)а 'ручей'); Урьица, Уръяср. вепс, иги 'русло, яма, углубление'; Ейновица, Ейница, Ейна <вепс. Нет 'сено'; Пялица ср. употребление субстратной основы в целом ряде гидронимов на территории российского северо-запада
    (Пялозеро, р. Пяла, Пелоозеро и др.).
    Потамонимы на -ица четко концентрируются в южной части бассейна Свири. За исключением Хмелицы, являющейся южным притоком Ояти и расположенной на границе бассейна Ояти и бассейна Паши, все остальные реки входят в бассейн Паши, тяготея
    при этом к ее верхнему течению. Именно здесь находим названия рек Ейновица, Уръица, Палуйца, Пялица. Ульяница, к которым можно добавить названия ручьев Паловец и Витуец (с вариантом Витуй), образованные от иноязычных основ с помощью -ец (мужской вариант -ица).
    Формант -ица, исключительно продуктивен в гидронимии на восточнославянской территории, в том числе в окрестностях Новгорода 6. Надо полагать, что модель продвигается на восток вместе с древним новгородским освоением. Во всяком случае она представлена, судя по спискам Д. Ф.Шанько, в бассейнах рек Меты,Сяси, Мологи, Суды и далее в Белозерье, т.е. к югу и юго-востоку от границ Присвирья, где образует потамонимы от славянских основ типа Гоголица, Деготница, Камешница, Катица, Межница,
    Мошница, Ситица, Талица, Язница и др. Производные от иноязычных основ (типа Пярдомец) единичны и относятся к территории бассейна Сяси. Гидронимы на -ица известны также в восточном и северо-восточном Обонежье, т.е. за восточными и северовосточными границами Присвирья. При этом здесь преобладают производные от неславянских основ: Шалица, Тамбица (дважды), Возрица, Нулица, Уница, Сапеница. Складывается впечатление, что гидронимный ареал -ица обошел Присвирье с юга и востока,
    захватив лишь самые южные его пределы — Пашу, и не распространился севернее, на Оять и Свирь. В центре ареала суффикс оформляет славянские основы, а на окраинах — в восточом Обонежье, на верхней Паше — используется для адаптации иноязычных
    потамонимов. Видимо, речные наименования на -ица помечают путь новгородского продвижения на восток и северо-восток в обход Присвирья, известный и по другим диалектным свидетельствам.
    Отсюда не следует, что гидронимы названного типа восходят к одному хронологическому срезу: образования от субстратных основ вторичны. В бассейне Паши лотамонимная модель на -ища не настолько продуктивна, чтобы можно было с уверенностью говорить
    об изначальном вхождении этой территории в древний новгородский ареал речных наименований с формантом -ица. Однако если Паша и не входила в этот ареал, то она, безусловно, испытала воздействие, проникшее из расположенного южнее и юго-восточнее
    региона и выразившееся, в частности, в использовании потамонимной модели -ица, не известной севернее, на Ояти и Свири.
    http://resources.krc.karelia.ru/illh/doc/statji_mullonen/sevrus_gov_7.pdf
    И. И. МУЛЛОЙЕН
    СУФФИКСАЛЬНЫЕ МОДЕЛИ В ТОПОНИМИИ ПРИСВИРЪЯ*

    Нравится

  22. 5. Этимология гидронима Чепца
    Имя Чепца не объясняется ни из удмуртского, ни из другого финноугорского языка. По грамматическому строю у него славянский вид подобно расположенным вблизи гидронимам Вятка и Летка (правый приток р. Вятки), имеющим обоснованную славянскую этимологию (ср. также с гидронимом Вятца в бассейне Оки [30]). Поэтому и объяснение происхождения имени Чепца в первую очередь следует искать в русском или древнерусском языке.

    Начнём с суффикса. Он имеет другую природу, нежели распространённый на окружающей территории суффикс -ица (р. Быстрица, Холуница, Святица), имеющий гидронимический характер (здесь и далее суффиксом называется, как принято в топонимике, совокупность грамматического суффикса и окончания). Суффикс -ца редкий как в гидронимии, так и в апеллятивной (нарицательной) лексике. Он восходит к праславянскому суффиксу -ka или -ьka, подвергшемуся палатализации [подробнее см. в 34], и коррелирует с суффиксом -ец, что проявляется, в частности, в образовании прилагательного: село Усть-Чепецкое. То есть жители этой местности совершенно справедливо воспринимали гидроним Чепца как русское слово и изменяли его по законам русского языка, поскольку были интуитивными лингвистами. Ср. также р. Чепец (бассейн Ю. Кельтмы, левый приток Камы) в Пермском крае. В этом случае суффикс -ец соответствует мужскому роду; видимо, эта небольшая речка воспринималась как ручей.

    Отметим также, что суффикс -ica (рус. -ица) характерен для многих индоевропейских языков (напр.: Аттика, Балтика, Африка и т. д.), а суффикс -ца (-ка) – только для славянских [34, с. 163].
    итд
    http://herzenlib.ru/almanac/number/detail.php?ELEMENT=gerzenka18_4_26&NUMBER=number18

    Вятка есть на Оке, наши начинают выигрывать, вятичи)). Вячеславы тоже, смоленско-литовско-беларусские

    Нравится

  23. Виктория Сова

    Как это нередко бывает, мысль созрела во сне)). С ней проснулась — нужно искать другое место, где взять те же «словари русских говоров». Там гигантское количество информации — более 40 книг, каждая около 400 стр. Происхождение слов не имеет значение, там просто употребленные в 19-20вв слова в русских регионах.

    И так. Вятка.
    Два слова. Одна «вятка» Рязанская — земельный участок, вдавшийся клином между чужих владений; клин, ножка.
    Вторая «вятка» Смол.Пск. — толпа, ватага

    Борода —
    1) подбородок
    2) о человеке в разных местах по разному, в Вят. бранное слово — борода лешачья
    3) широкая, заостренная часть топора, лемеха
    4) нижняя часть кудели, откуда нить тянут
    5) бисерное шейное жен. украш. Ворон.
    6) крестьянский праздничный обряд — оставляют клочок чего-то несжатого (потом с ним разные обрядовые манипуляции делают) Ленин.Калуж.Нижегор.Волог.Арх.Вят.

    Очень маловероятно, на мой взгляд, что эта «борода» непосредственно имеет отношение к «бороде» в имени Байборода. Более вероятно, судя по тому, что Вы нашли, что тут производное от:

    Болдарь/болдыренок — ребенок от смешанного брака русского с лопаркой, ненкой и вообще с женщиной другой нац-ти. Перм.

    Болдырь —
    1) то же, что болдарь
    2) житель азиатской части, принявший православие Урал.
    3) животное скрещенное Астрах., болдырка — овца скрещ. Дон.Сарат.

    Но есть и другой вариант, более подходящий для князя и, как Вы тонко подметили и для Валдая. Об этом чуть позже.

    Нравится

  24. Болдарь/болдыренок — ребенок от смешанного брака русского с лопаркой, ненкой и вообще с женщиной другой нац-ти. Перм.

    Как мне вот эта версия нравится. Очень логично. Судя по тому, что это прозвище всплывает впервые на Никите, возможно его мать из местных, если это Ветлуга то предположим марийка. Найти бы запись о том, что ветлугский князь Иван взял жены с Ветлуги. Но мы не знаем кто такой князь Иван ветлугский из Хлынова. Аверьянов его не нашел. Нашел Федора. Но вдруг всплывет где.

    Нравится

  25. Карта Игоря Львовича по Байбородовым

    https://www.google.com/maps/d/viewer?mid=1wtJLtNhPfaC4apFBKUKXs4iTl60J1x2j&ll=59.24757249230467%2C56.188345542763614&z=5

    Сибиряки нас не очень интересуют, они более позднего времени, и в основном все переселенцы с севера. Удивительная конечно стабильность проживания, с 14 века ничего не изменилось. Даже не верится. И места тяжелые для жизни. Архангельск. Хлыновские купцы очень любили Архангельск. До построения СПб это был морской торговый международный путь. Читала работы о торговле хлыновцев по этому пути. Так что Архангельск это уже миграционная точка, не исходная.

    Нравится

  26. И. Рожанский

    >Хлыновские купцы очень любили Архангельск.

    А причем тут купцы? БайбородИНы из Вилегодского района Архангельской области и с Алтая/Забайкалья — простые крестьяне, как следует из документов в ОБД Мемориал. Да и до Архангельска еще плыть 600 км вниз по Вычегде и Северной Двине. То же самое относится к БайбородОВым из Сунского района Кировской области. Многие деревни, где они родились, ныне не существуют. И те, и другие, судя по многочисленности, жили там с давних времен.

    Специально подчеркнул окончания фамилий. Они родственные, но образованы от разных слов. Первая — от «байборода», вторая — от «байбород» или прилагательного «байбородый». Законы русской ономастики довольно строго регулируют этот способ. От прозвищ «нога» и «борода» происходят фамилии НогИН и БородИН, а от «белоногий» и «белобородый» — БелоногОВ и БелобородОВ. По-прежнему непонятно, имеет ли отношение это прозвище к растительности на лице. Если да, то, скорее всего, диалектное «байбородый» описывало какую-то особенность бороды, ныне забытую и не дожившую до попадания в словари русских говоров. Таких диалектных фамилий с утраченной этимологией очень много. Как у живущих в снегах эскимосов в языке есть (по легенде) 40 слов для оттенков белого цвета, так и у повсеместно носивших бороды русских было не меньше слов для этой важной черты внешности. Петровские реформы нанесли непоправимый удар по этой части лексики.

    Если исходить из географии Байбородовых-Байбородиных, такие бороды, теоретически, могли носить потомки от смешанных русско-удмуртских и русско-марийских браков, но связь со словом «болдырь» (откуда фамилия Болдырев) очень уж ассоциативная, в духе «лошадиной фамилии» из рассказа Чехова.

    Нравится

  27. Виктория Сова

    Конечно, от болдырь получались Болдыревы. Однако, слово это из лексики 19-29 вв. На мой взляд , очевидно, слово отглагольное и связано с современным глвголом » болтать (смешивать)». С ним же связана и другая «смесь» — бурда. То есть исходный глагол был что-то близкое к «б?рд-ать». Бурду эту в Перм. и Свердл. называли «барда». Из барды недалеко до бороды. Не дальше, чем от «гард» до «город».
    В говорах ничего такого не нашла, но опять же это почти нынешнее время, что было в те времена нет информации, а теоритически возможно. Диалектно. И было бы вытеснено после пояления «другой бороды». И заменено на вариант болдарь, созданный где-то у другой группы людей.

    Привычная борода только отчасти связана с волосом на лице. На самом деле это уже переосмысление. Это все производные из борд-холм/возвышение/бугор. Отсюда
    болдарь — болдарь, возвышенность, курган
    болдырь — нарыв, опухоль на коже (он же наш волдырь)
    бородавка
    бурдуль — пузырь на поверх.воды / прыщ, волдырь на коже
    бурды — мясистые наросты и хохолки у птиц / второй подбородок / бакенбарды

    В общем все, что торчит и возвышается. Да и борода еще недавно это в первую очередь то, что мы сейчас называем подбородок, тоже выступающая часть на лице. В свою очередь волосы на лице тоже «выступающая» часть.
    И это реально существующий пример, когда из «борд» получилась «борода».

    Хотя тут, конечно, замешана и брада ст,слав. Но ее происхождение точно такое. Вспомним хорватский холм/возвышенность-brdo. Сказать точно откуда в русском эта «борода» из ст.слав. или из местного субстрата все равно не удастся. Корень ие в любом случае.

    Нравится

  28. И. Рожанский

    Если не возражаете, позволю себе еще одно литературоведческое отступление, как в прошлый раз про Киплинга. На этот раз про Л.Н. Толстого. В юности он жил в Казани, где без особого успеха учился в университете. Как свидетельствуют результаты вступительных экзаменов, 15-летний Л. Толстой хорошо знал татарский язык, а потому наверняка был в курсе, кто такие каратаи. Это этническая группа мордвы-мокша, живущая у слияния Камы и Волги, в 70 км от Казани, сильно отатарившаяся вплоть до утраты родного языка.

    Спустя 20 лет граф Л.Н. Толстой публикует роман «Война и мир», одним из самых запоминающихся персонажей которого является солдат Платон Каратаев. Критики тут же дружно окрестили его персонификацией русского национального характера и т.п. Но вот загадка – почему автор дал ему имя древнегреческого философа и тюркскую фамилию с мордовскими корнями? Даже второстепенные персонажи эпопеи носят имена и фамилии с очевидными для современников Толстого отсылками (напрмер, Василия Денисова – к Денису Давыдову), значит, случайным этот выбор никак не назовешь. С именем более-менее понятно, потому что солдат в посвященной ему сюжетной линии выступает как философ. А вот фамилия, сохранившаяся от юношеских воспоминаний, похоже, говорит о неверии графа в то, что его философия присуща русскому характеру. Потому и дает скрытую отсылку к мордвинам, покорившимся судьбе.

    Похоже, авторы школьных учебников промахнулись с трактовкой Платона Каратаева и темами сочинений про него. По всем признакам, это фантомный персонаж, существовавший лишь в воспаленном воображении Пьера Безухова – alter ego автора. Сам Толстой дает подсказку в эпизодах с пребыванием Пьера в занятой французами Москве, где тот откровенно неадекватен. А тут еще лишения в колонне военнопленных… Чтобы совсем не возникало сомнений, воображаемому персонажу дается говорящее имя (Платон — основоположник идеализма) и фамилия. Тот же прием потом использовал Ф.М. Достоевский в сцене беседы Ивана Карамазова с чертом. Очень возможно, что я изобретаю велосипед, и литературоведы все давным-давно обсудили и даже написали диссертации по такой трактовке. Но я зашел с другого, «чудского конца», когда стал перебирать малоизвестные названия коренных народов Поволжья для решения загадки «вятского прямоугольника».

    Кстати, род Толстых вполне может происходить из мест, которые мы здесь обсуждаем. Гаплогруппа I1, найденная у нескольких его представителей, довольно часто встречается у народов Поволжья, а семейная легенда о родоначальнике по имени Индрис, в крещении Леонтий, по ряду деталей не стыкуется с традиционной версией о выходце из «имперской земли», под которой подразумевали Германию. Если подтвердится, то Толстые составят компанию Буниным с их «марийско-удмуртской» ветвью N-Y9022.

    Нравится 1 человек

    1. Виктория Сова

      Я не поняла как образовано, но. Слово «бородка» в Нижегородской губернии имело значение «мелкий торговец».

      Нравится

  29. Виктория Сова

    Подведу итог по своей «экскурсии» в словари русских говоров 19-20 вв, а там выложено отсканированных только до буквы У и это все-таки около 15 млн. слов. Потому, что одно и то же понятие в разных местах фонетически «изготовлено» иначе. Был-бы глагол, а «сложить» с префиксами и аффиксами можно по-разному для получения одного и того же результата. Наш ИЕ-язык это своеобразное «Лего». Да, есть слова, которым тысячи лет, но большинство ИЕ-слов создаются перманентно «на ходу». Точно также, как дети осваивают свой язык – они что-то узнают, а что-то сами конструируют (улавливая основные правила «игры»).

    Что же хранят русские говоры?
    Что у нас было 3-ри возможности для «формирования» слова «борода». Все они могли образоваться от глагола с корнем борд-/бард-. Или изначально вард-. И это не означает автоматически один и тот же корень. Может один,а может созвучие.

    1) Болдарь/бурда/болтать. В их «отглагольном кусте» «борода», как «полукровка/метис», а таковых на северо-востоке РР было большинство. Если можно на этом основании такого человека звать «болдырь» (бурда/болтушка), то где-то локально мог использоваться вариант и «борода(й)». И даже в качестве группового прозвища типа каратаи, черемисы, казаки. И, кстати, и топонимы –ица, и фамилии Байбородов/Байбородин тоже локальны. С Бай сочетаемо – типа «влиятельный борода(й)». В этом случае это «байборода(й)» сначала должно стать прозвищем группы людей (на Вятке?), а уже потом стало фамилией. Чудиновых, кстати, тоже много.

    2) Борд/холм/возвышение. Как из этого получался «свой болдарь» ранее сказано. Как с этим связано название Валдай понятно – это просто банально «возвышенность/гора». С Бай плохо совместимо, получится тавтология типа «сильный/великий великан». Хотя интересно)).

    3) Борд(ос)/изгородь/стена. За ними стоит «огораживающий» глагол. А от таких глаголов (как я уже показала ранее) повсеместно, где ИЕ-языки или просто ие-лексика, образованы слова «хранитель/защитник». Это происходило независимо от фонетики глагола, т.е. от каждого глагола, который имеет «огораживающую» семантику. Это вариант с Бай хорошо сочетаем.

    О том, что от последнего борд- было образование для «огороженного места» «бород-» говорят нас. пункты с названием Бородино – 54шт. на РР. Их поменьше, чем нас. пунктов «городок», которых более 100-а, но все-таки есть тоже система.
    Имеется локализация, где максимум приходится на:
    Московская – 10шт.
    Тверская – 9шт.
    Псковская – 6шт.
    Смоленская, Костромская, Владимирская, Ивановская – по 3шт.
    Максимум может иметь вторичное происхождение, связанное с тем, что здесь люди с такой лексикой постоянно жили, а на севере РР поселения образовывались и вымирали или просто прекращали существование.

    Больше в этой теме ничего не вижу. Я за «байбородаев» ))), как «пуритан». Это, правда, ничего не говорит о том «чьих» они. От кривичей, или от вятичей.

    К «огороженности» нас отправляет и используемая в Рязанской области:
    Вятка – земельный участок, вдавшийся клином среди чужих владений.

    Что все-таки приближает нас к вятичам.
    Но я нисколько не думаю, что название региона Вятка изначально произошло от этой «рязанской вятки». Это та самая историческая Вятка дала этому рязанскому понятию «жизнь», потому, что она была именно таким участком земли – анклавом среди «чужих».

    Нравится 1 человек

  30. И. Рожанский

    >Я не поняла как образовано, но. Слово «бородка» в Нижегородской губернии имело значение «мелкий торговец»

    Если это слово родом из жаргонной лексики тех самых мелочных торговцев, то тут ассоциации могут быть самыми парадоксальными. В этом ее задача, чтобы посторонние («лохи» на том же жаргоне) не понимали, о чем речь.

    С Вяткой-анклавом идея очень интересная, потому что это действительно очень выраженный анклав на карте гидронимов, которую формат дискуссии не позволяет выложить. Но неясно, откуда взялись многочисленные «-ицы», которых на территории вятичей совсем немного, зато в изобилии — у кривичей, и далее в Центральной Европе. Придуманная Ю. Семеновым фамилия «фон Штирлиц» — оттуда же. Умением использовать этимологический подтекст владел не только Л. Толстой. Все оппонентов советского разведчика в романе носят чисто германские фамилии, и только он — славянскую.

    Нравится 1 человек

  31. Виктория Сова

    Распространение вятичами окончания –ица в принципе нельзя исключать. И не только вятичами. Ведущая роль политическая северо-западной кривичско-словенской части Руси влияла на миграцию делового и чиновничьего населения оттуда и на «миграцию» языковых диалектов. Даже, как своеобразной «моды».
    Вспомним даже, что Великий князь Киевский Ярослав Мудрый (по известным причинам) почти 30-ть лет на самом деле правил из Новгорода. Там жила его семья и свита.

    Ранние топонимы могли и были привязаны к регионально-племенным диалектам, а более поздние уже определялись темпами языковой «интеграции» в рамках этно-политических образований. Эта интеграция (смешение) так или иначе всегда происходит.

    Конечно, к моменту создания Вятки на РР (и на земле вятичей) были «полукровки» от вятичей с кривичами и словенами. :-))

    Нравится 1 человек

  32. Полезла в эсся искать бая, что нашла интересного, не по теме, но оставлю чтобы не потерять
    *atra: болг. ватра ж. р. ‘огонь’ (только в идиомат. выражениях, Георгиев), сербохорв. ватра ж. р. согонь’, чеш. стар., диал. vatra ж. р. ‘блеск, пламя’ (Kott IV, 561—562), слвц. vatra ж. р. ‘костер (под открытым небом)’ (SSJ V, 26), польск. диал. watra ‘огонь, зола’ (Warsz. VII, 474), укр. ватра ж. р. ‘очаг; под печи, на котором печется хлеб’ (Гринченко I, 129), диал. ватра ж. р. ‘кострище, пепел’ (В. С. Ващенко. Словник полтавських говор1в, вин. I. XapKiB, 1960, 19), ‘жар, угли в костре’ (П. С. Лисенко. Словник специф1чноТ лексики иравобережиоУ Черкащини. «Леке, бюл.», вип. VI, Кшв, 1958, 10), ‘под печи; огонь, жар; костер, кострище’ (Онишкевич. Словник бойювського д1алекту. В, стр. 11), ‘огонь (в печи, в костре), жар, раскаленные угли с пламенем; место, где горит или горел огонь; теплое место на печи, лежанка’ (Карпатский диалектологический атлас, карта № 142), ‘костер’ (В. Р. Рущак. Система 1менника гов1рки села Негровець. Дипломна робота. Ужгород, 1960, 109), ‘огонь’ (Г. Г. Немченко. Особливост1 гов1рки с. Широкий Луг Тяч1вського району. Дипломна робота. Ужгород, 1954, 133), с пепел, искра из соломы; огонь’ (Г. Р. Шило. Швденно-захщш говори УРСР на швтч вщ Дшстра. Льв1в, 1957, 241), vatfa ‘под печи’ (Dejna. Tarnopolszczyzna 125). Настоящее слово представляет собой случай, когда этимологические связи в общем ясны, но сама их природа (заимствование? генетическое родство?) продолжает оставаться недостаточно выясненной. По этой причине даже отнесение слова, представленного в части слав, языков (болг., сербохорв., чеш., слвц., польск. диал., укр.), к праслав. периоду не лишено до сих пор проблематичности. Тем не менее, мы склонны думать, что слово, реконструируемое здесь как праслав. *atra, представляет собой древний элемент слав, лексики, распространенный некогда значительно шире (см. также ниже), т. е. наделенный чертами архаической, изживаемой лексемы, а отнюдь не нового заимствования. Основа этого слова обнаруживает следы древней словообразовательной активности, причем не только в случаях вроде сербохорв. ватрйште ср. р. ‘кострище’, слвц. диал. vatrisko ср. р. ‘цыганский табор’ (Buffa. Dlha Luka 229), а также интересного своей великорусской принадлежностью русск. ватрушка ‘изделие из теста’ (давно и убедительно поставлено в связь с ватра ‘огонь’, см. еще Miklosich 376; А. Погодин РФВ L, 1903, 231, где указывается на польск. диал., подгальск., watrzniak ‘овсяная лепешка, испеченная на углях’; Фасмер I, 279). Замечено также, что сюда относится и русск.-цслав. обатрити СА ‘воспалиться’ (Жит. По. Злат., Срезневский II, 499; там же: обащренше ‘fXe^aov-/) ‘воспаление, опухоль’, XVI—XVII вв.). Фасмер (там же) использует эти образования как свидетельство исконности слав. *(v)atra, от которого они произведены, как и укр. eampimu ‘сгорать’ (Гринченко, I, 129). Цслав. данные, однако, не могут быть истолкованы как содержащие еще не протезированное *atra, поскольку с успехом объясняются из об + ватр = , как видел уже Срезневский. Тем не менее, мы условно восстанавливаем праслав. *atra, поскольку v- возникло здесь бесспорно как вторичное наращение, см. Ильинский, Праслав. грамм. 164; Агишаа. Urslav. Gramm. I, 105. Об этом же говорят неславянские соответствия, давно и надежно установленные: авест. Шаг- ‘огонь’ (см. Н. Pedersen KZ XXXVIII, 1905, 311), др.-инд. dtharva ‘жрец-огнепоклонник’ (заимств. из ир., см. Mayrhofer I, 28), возможно, также ирл. dith ‘печь’ и лат. ater ‘черный, темный’. См. A. Meillet MSL 14, 1907, 370; Мейе. Общеслав. язык 69; Walde—Hofm. I, 75—76; Ernout—Meillet3 I, 95—96. Все авторы приводят еще в этом ряду арм. airem ‘жгу, зажигаю’ от незасвидетельствованного имени арм. *air <С и.-е. *ater-, ср. Pokorny I, 69. Как на проблематичное укажем еще на сравнение слав, слова с галльск. atinia 'вид вяза', якобы из и.-е. *athina 'очаг, костер' (L. Loewenthal WuS X, 1927, 163). Вместе с тем другие авторы находят отношение сербохорв. ватра, чеш. vatra и др. к авест. atar- неясным, см. Vaillant. Gramm. comparee I, 186. Более того, несмотря на мнение о том, что форма слав, слова исключает возможность заимствования (см. A. Meillet BSL 24, 1924, 142), а также несмотря на то, что, напр., ударение сербохорв. ватра как будто правильно отражает исконную древнюю долготу гласного, многие лингвисты видят в слав, слове заимствование: из ир. через тюрк. (Miklosich 376); через цыг. посредство (Bruckner 604; Machek 557). Из ир. через рум. объясняет слав, слово Розвадовский (J. Rozwadowski RO 1, 1914—1915, 109—110). Среди балканистов в особенности распространено мнение о заимствовании в слав, из алб. votr'e, vatr'e скостер' — прямо или через рум. vatra, см. Иокль у Фасмера (там же); М. Павловип 1Ф XXII, 1957—1958, 269—270; Popovic. Geschichte der serbokr. Spr. 537, 540, 613. Последний допускает возможность древнего заимствования из фрак. Ср., Георгиев БЕР II, 123, где слав, слово производится из дако-мизийского *oatra <С *otra < и.-е. *atr-\ Трубачев. Ремесленная терминология 202; Б. В. Кобилянський «Мовознавство» 1967, № 6, 42; Shevelov. A prehistory of Slavic 243. Критику фрак, (дак.) посредничества в передаче данного слова из ир. см. J. Hubschmid. «Die Kultur Sudosteuropas, ihre Geschichte und ihre Ausdrucksformen» (Wiesbaden—Munchen, 1964) 101.

    Мне пришла странная связь в голову, хочу проверить. Мама часто говорит: плести плетушки, городить городушки. Это выражение понятно что обозначает: придумывать, нести ерунду. Слово баять славянское то же значит. Может было словосочетание бай городить в этом смысле? слилось в байбороду.

    Нравится

  33. *bахаčь: словен. bahdc м. р. ‘хвастун’ (Plet. I, 9), чеш. bachdc м. р. ‘все пузатое, толстое’ (КоIt I, 42). Производное с суфф. -(а)съ от гл. *baxatl (см.).
    *bаxаrь: русск. диал. батръ ‘сказочник’ (Вогораз 22), бахаръ, ба~ хорь м. р. ‘говорун, краснобай’, ‘сказочник’, ‘знахарь’, ‘любовник’ (Филин 2, 152). Суффиксальное производное на -х-агь от основы *bа- (см. *bajali). См. А. И. Соболевский ИОРЯС XXVII, 1924, 324; Berneker I, 38; Фасмер I, 136. Ср. еще расширения на -х-огот той же основы, ниже.
    *baxati: сербохорв. hahatl ‘топать’ (с XVI в., RJA I, 153), словен. bdhati ‘хвастать’ (Plet. I, 9), чеш. диал. (мор.) bdchati ‘бить’ (Kott I, 42), слвц. bdchaV ‘ударять, бить, колотить’ (SSJ I, 65), русск. бахать ‘бить, колотить, стучать, хлопать, стрелять’ (Даль 3 I, 139), укр. бахати ‘стрелять; толкать’ (Гринченко I, 34). Значения глаголов свидетельствуют о семантическом развитии ‘хвастать’ nb (см.).
    *bajadlьiiikъ: словен. bujalnik м. р. сллут, мошенник’ (Plet. I, 10). Производное с суфф. -ьткъ от *bajadlo (см.) или с суфф. Акъ — от ирилаг. *bajadlbHb (см.).
    *bajadlьnъ: словен. bajalen прилаг. ‘колдовской, волшебный’ (Plet. I, 10). Прилаг., производное с суфф. -ыг- от *bajadlo (см.).

    *bajanъ?: болг. баян нескл. ирилаг. (только в песне: Видо ле, баян българко. Георгиев), др.-русск. баинъ ‘обаятель, incantator’ (Срезневский I, 46), русск. диал. баян м. р. ‘певец’, ‘то же, что баюн, говорун, рассказчик’ (Филин 2, 167). Производное с суфф. -{а)пъ от основы гл. *bajati (см.). См. Георгиев БЕР I, 38; Sadnik-Aitzetmuller. Vgl. Wb. 2, 115. Названные авторы не соотносят др.-русск. имя деятеля и болг. диал. слово (несклоняемое прилагательное), в то же время между ними наблюдается формальное тождество, а функция и прочие особенности болг. слова могли появиться вторично.
    *bajati I: болг. бая ‘шептать заговоры, заклинания (о знахаре, колдуне)’, ‘рассказывать’, диал. бае ‘лечить заговорами’ (Горов. Страндж. — БД I, 65), байъ то же (Колев БД III, 294), бае ‘лечить’ (с. Добротино, Гоцеделчевско. Дип. раб. Архив Софийск. ун-та), бае нареч. ‘словно, как будто, кажется’ (Георгиев), макед. бае ‘колдовать, ворожить, заговаривать’ (И-С), сербохорв. 6djamu’колдовать, ворожить, заговаривать (болезнь, горе)’, словен. bajati ‘болтать’, ‘предсказывать, гадать’, сзаговаривать, ворожить, колдовать’, ст.-чеш. bdti, Ьа)и ‘говорить, выдумывать’ (Gebauer I, 29), чеш. bdjeti ‘болтать, говорить небылицы’ (Kott I, 43), диал. bajaV ‘рассказывать (сказки)’ (Bartos Slov. 10), bajat ‘выдумывать, рассказывать басни’ (Gregor. Slov. slavk. — bucov. 18, Kopecny. Urc. 136), в.-луж. bac рассказывать (сказки, басни)’, ‘говорить вздор’ (Pfuhl 4), н.-луж. bajas ‘болтать, рассказывать’ (Muka St. I, 11), польск. bajac рассказывать (басни или сказки)’, ‘рассказывать небылицы’ (Dorosz. I, 298), словин. bajac ‘рассказывать (сказки)’, ‘говорить вздор’ (Sychta I, 15), др.-русск. бамти ‘рассказывать басни, выдумки’, собаять’ (Срезневский I, 47), русск. диал. баять ‘говорить’ (Куликовский 3, Деулинский словарь 50), ст.-укр. баяти ‘говорить, разговаривать’, ‘заговаривать’ (Тимченко I, 65), укр. баяти рассказывать’, ‘ворожить’ (Гринченко I, 35), диал. баиати ‘ворожить’, ‘заговаривать’ (Оньтгакевич. Словарь бойковского диалекта (56; В. В. Г>абиыець. Гов1рка села Лавки Мукач1вського р-ну. Дии. роб. Ужгород, 1954, 143). Праслав. *bajati с очерченным выше кругом значений родственно арм. ban ‘слово’, греч. фтцлс (дор.
    *bajunъ: русск. диал. баюн ‘говорун, краснобай’ (Богораз 22; Мельниченко 30); Словарь говоров Подмосковья, 24). Имя деятеля, производное с суфф. -ипъ от основы гл. *bajati (см.) или *bajiti (см.).
    *bajь: сербохорв. Ьа] м. р. ‘ворожба, колдовство, incantatio’ (RJA I, 155), ‘очарование, чары’ (РСА I, 245), слвц. bdj ж. р. ‘миф, фантазия, легенда, сказание’ (SSJ I, 66), русск. диал. бай м. р. ‘веселый рассказчик, говорун’, ‘речь, способность говорить’ (Филин 2, 52), ст.-укр. бай м. р. ‘знахарь, колдун’ (1758 г., Тимченко I, 50), укр. бай м. р. ‘сказочник’ (Гринченко I, 20), ‘забава, развлечение, веселье’ (I. С. Колесник. Матер1али до словника диалектизм1в укр. roBopiB Буковини. 1959, 5), блр. бай ‘сказочник’ (Носович. Сборник белорусских пословиц 205). Отглаг. производное от основы *bajati (см.), практически тождественное имени ж. p. *baja/*bajb (см.) и выделенное, скорее, лишь по морфологическим соображениям, ср. вероятное отражение в сербохорв., русск. диал., укр. и блр. соответствиях основы на -jo- м. р.
    *bajьda: польск. диал. bajda ‘болтун, враль’ (Warsz. I, 83), укр. байда, общ. р., ‘гуляка, беспечный человек’, ‘прозвище неуклюжей женщины’, ‘краюха, ломоть хлеба’ (Гринченко I, 20; Укр.-рос. словн. I, 28). — Сюда же производные отыменные глаголы чеш. диал. bajdat ‘болтать’ (Kott. Dod. к Bart. 2), польск. bajdac ‘нести вздор’ (Warsz. I. 83), укр. диал. байдати ‘болтать вздор, говорить чепуху’ (Гринченко I, 20), русск. диал. байдатъ ‘бездельничать, бить баклуши’ (курск., орл., Филин 2, 54). Первонач. имя действия, производное с суфф. -oda от основы гл. *bajati (см.) или *bajiti. Уже состоявшийся переход nomen actionis > nomen agentis, а также тот факт, что суфф. -hda рано утратил продуктивность и вообще весьма редок (ср. *pravbda, *vorzbdd),ne позволяет нам следовать за теми, кто, возм., склонен видеть здесь позднее образование, чему, видимо, способствует экспрессивность этих слов (см. Stawski I, 25, особенно — Sadnik— Aitzetmuller. Vgl. Wb. 2, 116—117; Machek 22). Знач. ‘ломоть хлеба’, известное также у польск. pajda, bajda, в конечном счете, вероятно, — тюркизм, ср. Bruckner 391.

    Нравится

  34. Борода

    *borda: ст.-слав. Б^ДДЛ Ж. р. тсооуо^, yeveiov, barba, ‘борода’ (Euch., Psalt., Supr., SJS), болг. брадаж. p. ‘подбородок’, ‘борода’ (БТР), макед. брада ж. р. ‘борода’, ‘подбородок’ (И-С), ‘тонкие волокна корня растения или сам корень, если он состоит из мелких жилок’ (Кон.), сербохорв. брада ж. р. ‘борода, barba’, ‘подбородок, mentum’, также брадаж. р. ‘топор’ (РСА II, 91), словен. brdda ж. р. ‘борода’, ‘подбородок (без волос, без бороды)’ (Plet. I), чеш. brada ж. р. ‘подбородок’, ‘борода, растительность на подбородке’, слвц. brada ж. р. ‘подбородок’, ‘борода’ (SSJ I, 123— 124), в.-луж. broda ж. р. ‘борода’, ‘подбородок’ (Pfuhl 48), н.-луж. broda ж. р. ‘борода, усы’, ‘подбородок, челюсть’ (Muka SJ. I, 78), полаб. broda ж. р. ‘подбородок; горло’ (Polanski—Sehnert 41, с реконструкцией *borda), польск. broda ж. р. ‘борода’, ‘подбородок’ (Dorosz. I, 658—659), словин. brugda ж. р. ‘борода’, ‘подбородок’ (Lorentz Slovinz. Wb. I, 71), др.-русск. борода ‘barba’ (Р. Прав. Яр. 1019 г.), ‘подбородок’ (Ип. л. под 1288 г.) (Срезневский I, 153), русск. борода ж. р. ‘волосы на нижней части лица, ниже губ, на щеках и на подбородке’, ‘подбородок (без покрова волос)’, диал. борода ж. р. ‘нижняя часть лица под губами, подбородок’ (Л. К. Дмитриева. Из словаря брянских говоров. «Брянские говоры». Л., 1968, 198), ст.-укр. борода ж. р. ‘подбородок’, ‘борода’ (Тимченко I, 125), укр. борода ж. р. ‘борода’, ‘подбородок, нижняя челюсть’ (Гринченко I, 87), диал. борода ‘подбородок, борода’ (Карпатский диалектологический атлас, карта № 79), ‘оставленная невспаханной часть поля’, ‘последняя горсть несжатой ржи’ (Л. Т. Выгонная. Полесская земледельческая терминология. — «Лексика Полесья» 93), блр. барада ж. р. ‘борода’. Праслав. *borda — архаич. образование, не анализируемое на слав, почве, но обладающее четкими соответствиями в ряде и.-е. языков Европы. Ср. особенно близкие основы на -а ж. р. — лат. barda то же, лит. barzda (элемент -z- вызван влиянием другого лексического семейства, см. *borzda, ср. также ниже), несколько далее отстоят в морфол. отношении др.-исл. Ьагдг, др.-в.-нем. bart ‘борода’. Литература: С. Микуцкий Изв. ОРЯС IV, 1855, 89; С. Lottner KZ V, 1856, 397; он же KZ VII, 1858, 27; Miklosich 19; Meillet. Etudes II, 256; H. Pedersen IF V, 1895, 73 (высказывает мысль о заимствовании слав. *borda и лат. barba из герм., против чего см. Berneker I, 73); Trautmann BSW 27 (: балто-слав. *bardaж. р. ‘борода’, откуда др.-прусск. bordus, с неясным окончанием, лтш. barda, лит. barzda, лтш. barzda); Преображенский I, 37; Stawski I, 43; Фасмер I, 196; Lehr-Sptawiiiski, Polaiiski. Sfownik etymologiczny j^zyka Drzewian polabskich I, 55; Мейе. Общеслав. язык 278; Walde—Hofm. I, 96; Machek 40; Fraenkel I, 36 («Формы на -zd- сравнивают с др.-инд. bhrsti- ‘острие, зубец’, др.-в.-нем. burst, др.-англ. byrst ‘щетина’, лат. fastlgium ‘верхушка’, . . . и т. д.»); W. P. Lehmann «Language» 18, 1942, 27 (о расширителе -dh- в перечисленных и.-е. названиях бороды, произведенных от и.-е. *bhar- сторчать, выдаваться’); Pokorny I, 110 (s. v. *bhardha cборода’).
    *bordačь: сербохорв. braddc м. p. ‘название рыбы’ (только в словаре Стулли, RJA I, 578), словен. braddc м. р. ‘бородач, бородатый человек’ (Plet. I, 48), чеш. braddc м. р. то же, слвц. braddc м. р. то же (SSJ I, 124), в.-луж. brodac м. р. ‘бородач’ (Pfuhl 48), польск. brodacz м. р. то же (Warsz. I, 206), русск. бородач, род. п. -ача, м. р. ‘кто не бреет бороды, носит бороду; у кого большая окладистая борода’, ‘растение Andropogon’ (Даль3 I, 283), укр. бородач (Желеховский I, 40), блр. барадач (Блр.-русск. словарь 118). Производное с суфф. -асъ от *borda (см.).
    *bordatъ(jь): болг. брадат ‘бородатый’ (БТР), сербохорв. брадат, -а, -о ‘бородатый, barbatus’, словен. bradat, прилаг. ‘бородатый’ (Plet. I, 48), ст.-чеш. bradaty, прилаг. ‘бородатый’ (Gebauer I, 91; Simek 30; Ст.-чеш., Прага), чеш. bradaty то же, слвц. bradaty, прилаг. ‘бородатый, длиннобородый’ (SSJ I, 124), в.-луж. Ъгоdaty (Zeman 32), н.-луж. brodaty ‘бородатый’ (Muka St. I, 79), польск. brodaty ‘бородатый’ (Dorosz. I, 659), словин. breddt’i прилаг. ‘бородатый’ (Lorentz Slovinz. Wb. I, 71), русск. бородатый, -ая, -ое ‘обросший бородою’, ст.-укр. бородатый, прилаг. то же (Тимченко I, 125), укр. бородатый, -а, -е ‘бородатый’ (Гринченко I, 87), блр. барадаты (Блр.-русск. словарь 118). — Сюда же, в конечном счете, сербохорв. bradast, прилаг. ‘заросший бородой, бородатый’ (только у Белостенаца и Стулли, RJA I, 578), брадаст, -а, -о ‘бородатый’ (РСА II, 94), по сути — дальнейшее развитие формы брадат (см. выше). Производное с суфф. -at- от основы *borda (см.), точнее, здесь есть основания говорить о продолжении древней, дослав, формы, как о том свидетельствуют полные словообразовательно-лексич. соответствия в разных и.-е. языках: лат. barbatus, лит. barzdotas с тем же знач. См. Мейе. Общеслав. язык 215, 284; Trautmann BSW 27; Walde—Hofm. I, 96; Фасмер I, 196. G. Jucquois «Die Sprache» XI, 1966, 131.

    :-(( пичаль

    http://www.proto-slavic.ru/dic-trubachev/trub-02.htm

    Нравится

  35. Топор и то больше подходит:

    *bordy, род. п. *bordъve: ст.-слав. в^лд^!, род. п. -ъьб, Ж. p. oxercapvov, securis ‘топор’ (Supr., SJS), болг. брадва ж. р. ‘топор’ (БТР), диал. брадва ж. р. ‘железная подставка, на кот. стоит верхний мельничный жернов’ (Стойчев БД II, 132), брадба ж. р. ‘топор’ (там же), макед. брадва ж. р. ‘топор’ (И-С), также диал. брадва (Ст. Поповски. Зборови од Мариово. — MJ I, 1950, 162), сербохорв. брадва ж. р. ‘топор, ascia’, словен. bradlja ж. р. ‘топор с широким лезвием’ (Plet. I, 49), последнее, видимо, — с гиперкорректным I < v, ср. диал. bradua (Бела Краина, см. Н. Wilfan JiS XIV, 1969, 128). Праслав. *bordy, основа на -й-, представлено только в ю.-слав. языках (относительно полаб. borddind ж. р. 'топор' [Polanski — Sehnert 39, с реконструкцией *bordyna] см., с одной стороны, Lehr-Sptawiiiski, Polanski, Slownik etymologiczny j^zyka Drzewian polabskich 1, 44, где допускается происхождение от исконнослав. *borda в знач. 'нижний конец лезвия топора', наряду с герм, этимологией, см. ниже; с др. стороны, см. В. SzydtowskaCeglowa LP 10, 1963, 121—122; с критикой фонет. аспекта объяснения из *borda в упомянутом выше словаре; автор видит в полаб. слове местное образование от ср.-н.-нем. barde 'широкий топор'). Объясняется как заимствов. из герм. *bardd, ср. др.-исл. barda, др.-в.-нем. barta, др.-н.-нем. barda, ср.-нидерл. baerde 'боевой топор', см. С. С. Uhlenbeck. Die germanischen Worter im Altslavischen. — AfslPh XV, 1893, 483. Ср. несколько неопределенно Miklosich 19. См. еще в пользу заимствования Berneker I, 73; Kiparsky. Die gemeinslavischen Lehnworter aus dem Germanischen 216; Bezlaj. Etim. slovar. Poskusni zvezek 9. Напротив, о родстве герм, и слав, слов — и те и др. на базе названий бороды — см. Младенов ЕПР 42; близко ср. Георгиев БЕР I, 73 («От и.-е. *bhordhu»). Тем не менее, мысль о заимствовании из герм, сохраняет свою актуальность, поскольку опирается также и на вероятие заимствования особой реалии — топора с удлиненным, «бородатым» лезвием. См. еще об этом слове С. Б. Бернштейп «Зборник за филологи^у и лингвистику» XII, 13.

    Нравится

  36. Я сдаюсь с этимологией, может она прояснится со временем. Но именно борода там маловероятна.
    Судя по писцовым книгам в 14-15 веке Галичский уезд делился на собственно Галичский уезд (пригородные станы вокруг Галича и 6 пригородов с осадами. Солигалицкую (Усольскую), Чухломскую, Парфеньевскую, Унженскую, Судайскую и Ветлужские черные станы. Управлялась эта земля тремя разными князьями. Аверьянов считает что именно Ветлуга управлялась ростовскими князьями. Поэтому они назывались Галичскими по месту княжения, но по роду ростовские.
    Галичские князья имеют мифологическую линию(как и Белозерские), которую впрочем объясняет Аверьянов.

    Летописец Воскресенского монастыря(Солигалич):

    в 1332 г приехали из Орды все князья рустии и досталось князю Семену Ивановичу Галич и Кострома. Было два сына у него, князь Федор и князь Андрей. Федору Семеновичу достался Галич, а князю Андрею Кострома. И женился Андрей у ветлуского из Хлынова города у князя Никиты Ивановича Байбороды». Мария девица.
    Далее рассказывается о вражде Андрея Федоровича, сына Федора, который умер в 1341г с его дядей из Костромы Андреем Семеновичем и Никитой Байбородой.
    В 1350 у Андрея Федоровича родился сын Иван Андреевич.
    Никита разрушил монастырь Воскресенский из Солигалича в 1372 г. с ногайскими людьми и воеводами и луговой черемисою. Поддержал зятя.

    в 1420 начинается эпидемия чумы? в Костроме, Галиче и на Ветлуге, на Плесе, в Ростове.. Никита умирает, и сыновья его тоже.
    В 1374 году укушуйники пограбили земли на Вятке, на Волге и Ветлуге. города Хлынова пока не существует(???)
    По легендам черемисов-марийцев они пришли на Ветлугу с Вятки. До 14 века незадолго. Возможно они и есть ближайшие родственники Камской чуди, которая пропадает в 13 веке.

    Вот и все данные важные. Думаю надо держаться пока версии о форманте ица в Присвирье Муллойнена. Судя по всему это действительно новгородский формант, возможно намного ранее заимствованный ими у кривичей.
    Вятку связываем с князем Вячеславом, он же Вятко, неизвестным в данных краях в 11-12 веке. Вячеславы возможно были в роду у полоцких и смоленских князей, и у вятичей, которых как раз в это время истребили владимиро-суздальские князья, с которыми воевал Новгород.

    У Татищева нашла воевод с именем-отчеством, но обязательно должность стоит, воевода.

    По существу это все, подозреваем что Никита имел местное происхождение по женской линии, но это не точно). Он плотно вошел в легенды как крещеный черемис, но это маловероятно. Слова байборода у марийцев нет.

    Нравится

  37. «К «огороженности» нас отправляет и используемая в Рязанской области:
    Вятка – земельный участок, вдавшийся клином среди чужих владений.»

    Мне нравится эта версия. Но если мы отметаем рязанцев среди прихожан на Каму, то вероятнее это были сами вятичи, нахватавшиеся у рязанцев. Что собственно опять по кругу))). Но это единственные люди, искавшие себе новый дом в конце 11 — начало 12 века.

    На Ветлуге славяне и марийцы жили отдельно, каждый своим родом. По разным берегам реки. Смешения особог не было. Как только появилась возможность, стали платить дань Казани.

    Нравится

  38. Былина о Василии Буслаеве, новгород
    встретился у Куминского острова с атаманами казачьими:
    -«Много Василий не бает с ними,
    Подал письмо в руки им…»
    2 вариант
    «Поклонились ему атаманы казачия:
    — Здравствуй, Василей Буслаевичь!
    Здорово ли съездил в Ерусалим-град? —
    Много Василей не байт с ними, Подал писмо в руку им,
    Что много трудов за их положил…»
    байт, бает, слово в ходу в былине. Датировки неизвестны, есть одно но

    «Преставися в Новгороде посадник Васка Буславич».
    Так гласит Никоновская летопись под 1171 годом.
    Остальные летописи, особенно новгородские не знают посадника Васку Буслаева сына.

    Нравится

  39. Степан Брад ???
    Поняв, что заполучить Шемяку не удастся, Василий Темный подослал в Новгород своего дьяка Степана Брада — того, а тот подкупил повара Шемяки с характерным прозвищем Поганка

    Нравится

  40. Гаврило Лаптев владел землями на левом и правом берегах р. Шексны. Левобережные владения Лаптева восстановить достаточно просто, т. к. с. Крохино и с. Великоселье обозначены на плане Генерального межевания (см. рис.). Несколько сложнее определить размеры владений на правом берегу Шексны, т. е. территорию Середнего погоста. Его западная граница находилась в районе истока Шексны из озера. Восточную границу, проходившую, судя по описанию, по р. Турбай, установить нельзя, поскольку это название нигде больше не встречается. Но в любом случае территория Старого города несомненно либо входила в его землевладение, либо располагалась в непосредственной близи. В связи с этим вызывает недоумение полное отсутствие в документе каких-либо сведений о Старом городе, топонимов, говорящих о его существовании. Люди, жившие в XV в. в непосредственной близости от Старого города уже не помнят о нем, указывая лишь на два поселения, находящиеся на правом берегу Шексны — Середний погост и Троицкий монастырь. Наиболее правдоподобным объяснением этому является, по-видимому, отождествление Середнего погоста, принадлежавшего Лаптеву, и «старого городка», сожженного новгородцами в 1398 г.

    Таким образом, анализ письменных и археологических материалов позволяет установить, что упоминаемый в летописях в конце XIV в. «старый городок Белоозеро» был очень незначительным поселением, принадлежавшим живущему неподалеку от него боярину. Имя города сохранялось за ним, вероятно, лишь по существовавшей длительное время традиции, согласно которой на Белом озере располагались два городка. Возникла эта традиция, как и город Белозерск, не в середине XIV в., а в более ранний период.

    Река Турбай
    http://www.rusarch.ru/zaharov1.htm

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s